Мария Никифорова под знаменем анархии

17 декабря 2016 - Украина

Мария Никифорова под знаменем анархии

Все революции рождают своих героев — харизматичных, ярких, бескомпромиссных, свирепых. Жизнь этих людей обычно коротка, они сгорают без остатка в горниле социальных бурь, которое сами же без устали разжигали. Одной из таких героинь кровавой русской трагедии начала прошлого века была Мария Никифорова — ярая анархистка и бескомпромиссный враг капитала.

 

Обманутая любовь

 

Началось все с того, что 16-летнюю Марусю соблазнил и бросил проходимец. Маруся шла за великой любовью, покинув вдовую мать, а осталась одна на улице без копейки. Ей бы вернуться домой и впасть в глубочайшую депрессию, но дочь героя Русско-турецкой войны штабс-капитана Григория Никифорова в обморок от случившегося не упала и домой не вернулась, а пошла в революцию.

 

Маруся Никифорова родилась и жила в городе Александровске (нынешнем Запорожье), который в начале XX века больше походил на огромный рабочий поселок; сплошные заводы и рабочие кварталы. Где здесь девушке найти занятие? До своего совершеннолетия Мария успела поработать нянькой, посудомойкой на водочном заводе, уличной торговкой. А дальше, если отмечать все ее жизненные вехи в трудовой книжке, следовало бы записать: террористка-бомбистка, каторжанка, командир крупных боевых формирований на Юге России. Так что молодой соблазнитель даже не догадывался, какого джинна он выпустил из бутылки и какое сокровище потерял, бросив в рабочих кварталах Александровска плачущую девчонку.

 

Потрясение, которое пришлось ей пережить, было сильным; домашний уют, чувство защищенности — все это осталось позади. Взрослая жизнь принесла только нищету и унижения. Маруся стала посещать кружки социалистов-революционеров, желавших свергнуть существующий строй, но их члены были слишком для нее мягкотелыми — рассуждали о понятиях, девушке неведомых: прибавочной стоимости, социальной справедливости. «Подарком» к 18-летию стала встреча с Николаем Музелем по кличке Дядя Ваня, руководителем группы анархистов-коммунистов. Екатеринослав (Днепропетровск) перед революцией 1905 года был столицей анархического движения Юга России. В рабочих поселках сформировался особый тип анархиста-пролетария, который не рассуждал в кафе и салонах о построении нового мира, не читал анархическую литературу, но готов был, не щадя жизни, воевать с буржуями. Дядя Ваня был именно из таких людей. Он стал для Маруси словно взрывателем для гранаты — ввел ее в круг единомышленников, которые меняли этот мир с помощью бомб и браунинга. Терять девушке было нечего: впереди ее ждала жизнь, где она едва сводила бы концы с концами, да и удачно выйти замуж обитательнице рабочих трущоб не светило. Мир, в котором Маруся жила, ее не устраивал, оставалось только его взорвать.

 

Никифорова вошла в группу анархистов-безмотивников, которые считали, что с законами и их носителями нужно бороться незаконными способами. Надо просто выходить на улицы и уничтожать привилеванный класс и их собственность — это и есть путь к всеобщему счастью.

 

«Отречемся от старого мира»

 

С середины 1905 года в Екатеринославе был развязан настоящий террор: убит генерал-губернатор, бомбы летели в заводское начальство, город засыпали листовками с призывами к массовому рабочему восстанию. Анархисты производили экспроприации — проще говоря, грабили банки, заводские кассы, совершали нападения на инкассаторов. Маруся находилась на передовой и чувствовала себя как рыба в воде. Она лично участвовала в эксах и акциях устрашения. Из кассы завода сельхозмашин ее группой было взято 17 000 рублей, при этом убиты главный кассир и сторож. Для устрашения буржуев она забросала бомбами вагоны первого класса. За редкое бесстрашие и презрение к смерти в анархистской среде Никифорова пользовалась уважением и непререкаемым авторитетом.

 

Полиция обложила Марусю в Херсоне. Осознав, что бежать некуда, она бросилась на собственную бомбу, но та не взорвалась. На счету 19-летней арестантки Никифоровой были призывы к бунту, убийства, экспроприации, но принадлежность к слабому полу и нежный возраст спасли ее от виселицы. Ее приговорили к 20 годам каторги.

 

Вы думаете, Маруся надломилась? Нет! В Сибири, на каторге, она подняла бунт заключенных и бежала одна через тайгу к Транссибирской магистрали. Во Владивостоке Маруся пробирается на японский корабль, который доставляет ее в Японию. Оттуда китайские анархисты переправляют ее в США. Там Маруся оказывается в среде идеологов анархизма среди таких людей, как Арон Барон, Макс Черняк, Всеволод Волин. Но ей, боевику и террористу, были скучны теории анархистского движения, и в 1913 году она перебирается в Европу, где ее навыки и организаторские способности могли пригодиться. Никифорова оказывает «дружескую помощь» испанским анархистам, грабя магазины, банки и богатые поместья. В Барселоне — в процессе очередного экса — она получает вооруженный отпор, и товарищи отправляют раненую Марусю на лечение во Францию.

 

В Париже Маруся, дитя рабочих кварталов, попала в совершенно иной мир. Она знакомится с художниками и писателями в кафе «Ротонда» и «Куполь», общается с Модильяни, Сутиным, Шагалом. Роден открывает в Марусе талант скульптора и художника, она занимается в его в школе живописи и скульптуры. Оказывается, творчество не менее заманчиво, чем освобождение мира от буржуазии. Маруся уже подумывает остаться во Франции, выйти замуж и нарожать детей, как она того желала в юности. Но призрак иной жизни призраком и остался. С началом Первой мировой войны ее колебаниям приходит конец. Никифорова оканчивает во Франции офицерские курсы и отправляется воевать на Македонский фронт.

 

На гребне народного бунта

 

Окопная жизнь Маруси длилась недолго. В России рухнула монархия, и офицеру Никифоровой пора было отправляться домой.

 

Мать Маруси жила в селе Пологи Александровского уезда. Они не виделись больше 10 лет, но долго побыть в родном доме Никифоровой не удалось. Земляки встретили Марусю с необыкновенным воодушевлением — они помнили ее героическое вчера. Местные анархисты признают Никифорову своим вожаком. И она снова с револьвером и бомбой участвует в эксах.

 

У заводчика Бадовского Маруся на революцию экспроприирует один миллион рублей. На эти деньги она организует анархистские рабочие отряды по всему югу Украины. Для вооружения и обеспечения отрядов Черной гвардии Маруся регулярно проводит эксы — грабит крупных промышленников и помещиков Екатеринославской губернии.

 

В сентябре 1917 года Маруся Никифорова за попытку революционного переворота в городе Александровске была арестована комиссаром Временного правительства. Но популярность Никифоровой в народе была велика, на ее защиту массово выходят рабочие города, поддержку также оказывают отряды батьки Махно, которые окружают Александровск. Власти, испугавшись народного бунта, выпускают ее из тюрьмы, рабочие на руках несут Марусю по центральным улицам к комиссариату Временного правительства. Власть в городе переходит к анархистам и большевикам, а Никифорова становится крупной фигурой в революции и руководителем черногвардейского отряда численностью около 600 штыков. В отряде имелись две пушки, семь пулеметов и броневик. Костяк Марусиного отряда составляли опытные анархисты-террористы и матросы Черноморского флота. Впрочем, под ее началом было много и деклассированных элементов — лихие люди, уголовники всех мастей. Вся эта буйная вооруженная человеческая масса подчинялась Марусе беспрекословно, поскольку она легко спускала курок, если что-то было не так.

 

Революция и террор

 

Анархисты поддержали революцию, и с октября 1917 года отряд Никифоровой вливается в Красную армию. Маруся как вихрь носится по южным степным областям бывшей Российской империи, воюя то с петлюровцами, то с белоказаками, то с интервентами. Конные атаки, засады, расстрелы без суда и следствия, отсутствие какого-либо контроля сверху очень быстро превращали революционные отряды в банды разбойников, которые рассматривали имущество мирного населения как законную добычу. Отряд Никифоровой не был исключением — все необходимое для войны анархисты добывал у беззащитного крестьянина.

 

С 1918 года большевики осуществляют планомерное разоружение анархистских отрядов. Впрочем, с первыхдней революции Никифорова видела, что большевиков не волнуют идеи построения нового мира, они стремятся только к власти. В ход шло все: взятки, интриги, наушничество, инсценировка судебных процессов, попытки любыми путями избавиться от недавних союзников — левых эсеров и анархистов. Если на передовой соратников Маруси убивали интервенты, белоказаки, петлюровцы, то в тылу с ними постепенно разбирались чекисты.

 

В ответ на большевистский террор Никифорова развязала террор анархистский. Она начала с удвоенной силой проводить экспроприации. Были среди них и показательные акции. В Ростове Маруся приступила к уничтожению капитала: в центре города была сожжена бумажная гора, состоящая из облигаций и ценных бумаг, правда золото и драгоценные камешки туда не попали. Куда они делись, ведал лишь тот, в кого ни Никифорова, ни ее соратники не верили.

 

В январе 1918 года Марусино воинство прибывает в Елисаветград (Кировоград), откуда с легкостью вышвыривает местный гарнизон, подчинявшийся Центральной раде. Командира гарнизона, полковника Владимирова, Маруся лично застрелила за отказ отдать ключи от склада с боеприпасами. Сам город был отдан боевым товарищам на разграбление: на заводе Эльворта из кассы на «нужды революции» было взято 100 000, из городского банка анархисты прихватили 300 000 рублей. Отряд Никифоровой терроризировал город до тех пор, пока рабочие не организовали вооруженное сопротивление. Несколько дней шли уличные бои, орудия бронепоезда, на котором прибыл отряд, обстреливали центр города. В конце концов население при поддержке большевиков с трудом выгнало «освободителей» ив города.

 

В марте 1918 года произошел конфликт между Марусей и самим Котовским. Их отряды одновременно вступили в местечко Березовку. Маруся привычно наложила на мирное население контрибуцию, угрожая в случае неуплаты оной перерезать всех жителей. На размышление был дан день. Но размышлять им не позволил Котовский, который возмутился происходящим и со своей стороны потребовал от березовцев не давать черногвардейцам ни копейки и обещал разделаться с каждым жителем, кто откликнется на призыв Никифоровой. Отряду Маруси пришлось отступить.

 

Котовский

 

Да здравствует анархия!

 

Чекисты арестовали Марусю в сентябре 1918 года в Саратове. Летом 1918 года артиллерия Никифоровой три дня обстреливала занятый большевиками Царицын (Волгоград) за то, что те разгромили анархистский отряд матроса Петренко. Расстрелять «героиню революции» на месте не решились и отправили ее в Москву. Секретарь ЦК КП Украины Георгий Пятаков, возглавлявший комиссию по рассмотрению ее дела, требовал самого сурового наказания. Именно он впервые назвал Марусю бандиткой. За нее вступился командующий советскими войсками Юга России Антонов-Овсеенко, который хорошо запомнил, что во время наступления немцев на Украину только анархисты остались держать фронт, тогда как большевистские отряды разбежались. Марусю отпустили, она вернулась в родимые степи Украины, где с марта 1919 года ее отряд находился в составе войск батьки Махно — тот очень ценил и уважал отважную соратницу.

 

Маруся пытается подбить батьку возглавить анархистскую революцию, которая, начавшись на Украине, разрастаясь снежным комом, охватит весь мир. Однако Нестор Иванович на сей счет иллюзий не питал. Маруся умоляла, требовала, угрожала. В конце концов дело закончилось публичной ссорой и привело к разрыву между Никифоровой и Махно.

 

Махно

 

В 1919 году Марусе исполнилось то ли 30, то ли 32. Годы боев и скитаний отразились на ней нелучшим образом: по воспоминаниям современников, это была худая женщина, с рано постаревшим испитым лицом, грубым голосом и невообразимо печальными глазами, на теле — шрамы от сабельных ударов.

 

Авторитет Маруси среди старых революционеров был по-прежнему велик, многих большевиков она знала лично по ссылкам и эмиграции, а с Лениным была знакома еще по парижским кафе. Ее самоотверженность и смелость в борьбе с врагами революции сделали ее героем, большевики не раз предлагали ей непосредственное сотрудничество. Но Никифорова твердо держалась своих убеждений, мало того — она постоянно критиковала большевиков и вступала с ними в конфликт. В 1919 году ее отношения с красными вошли в фазу активной борьбы. За систематические аресты и расстрелы чекистами командиров и членов анархистских обществ последние объявили большевикам «динамитную войну». Они планировали уничтожить всех большевистских вожаков, таких как Ленин, Троцкий и других, взрывая их на митингах, дома, на работе.

 

С этого года атаманша командовала уже не одна. Мария Никифорова вышла замуж за польского анархиста Витольда Бжостека (по другой версии — они поженились еще в Париже). Их многое роднило: за плечами Бжостека были и каторга, и война, он тоже грезил идеями всемирной анархистской революции. Маруся с Витольдом активно участвовали в антибольшевистском терроре: чекисты искали их повсюду, но им не суждено было изловить эту парочку.

 

Никифорова изменила тактику: начала создавать полевые террористические группы, которые должны были стать основной силой анархистского восстания. Эти группы-ячейки действовали и в тылу красных, и в тылу белых — в Крыму. Летом Никифорова и Бжостек отправились в Севастополь, где в конце августа были схвачены контрразведкой. При досмотре у них обнаружили небольшое количество бумажных денег, имелось и золото. Их разоблачили, судили и приговорили к повешению. Есть версия, что анархистская чета из Крыма собиралась проникнуть на Дон, чтобы взорвать ставку Деникина, а потом направиться в Польшу и поднять там анархистскую революцию. Есть и другая версия: будто бы, устав от войны и убийств, они собирались в Париж — вести жизнь обычной семейной пары.

 

Как быто ни было, воктябре 1919-го Маруся и Витольд были казнены. Маруся встретила смерть спокойно. Прощаясь с мужем, она, правда, по-бабьи всплакнула, но мужество ее не покинуло: лихо, как на коня, вскочила она на скамейку, сама накинула себе петлю на шею и воскликнула: «Да здравствует анархия!»

 

Мария никифорова

 

Павел ЖУРАВЕЛЬ

 



Похожие записи:

Донецк и Луганск ждет голод
Донецк и Луганск ждет голод
В разделе: Интервью
«Если ситуация с нехваткой продовольствия радикально не изменится в ближайшие месяцы, в зимний период Донецк и Луганск ждет голод» 
Эффективное решение проблемы потери волос
Эффективное решение проблемы потери волос
В разделе: Здоровье
Для эффективного решения проблемы потери волос важно правильно определить, столкнулись ли вы с их выпадением или поредением.
3,5 миллиона евро за произведение скандинавского дизайна
3,5 миллиона евро за произведение скандинавского дизайна
В разделе: Бизнес и карьера
Дом Picasa выручил 3,5 миллиона евро во время аукциона произведений скандинавского дизайна. «Такие дизайнеры, как Аксель Эйнар Хьорт, просто потрясают.
Де взяти грошей на ремонт, якщо машина не застрахована?
Де взяти грошей на ремонт, якщо машина не застрахована?
В разделе: Авто
 Талановиті шахраї вже давно відповіли на це питання. І не словом, а - ділом.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 955 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Новини України