Классическая роль Мэрилин Монро

30 ноября 2016 - Украина

Классическая роль Мэрилин Монро

ДМИТРИЙ ВОДЕННИКОВ

 

Мэрилин Монро была в жизни сиротой, соблазнительницей, немного русалкой, отчасти жертвой, но почему о ней можно говорить и писать бесконечно? Эдгар Аллан По утверждал, что в искусстве нет более сильного сюжета, чем смерть молодой прекрасной женщины. И Мэрилин Монро эту классическую роль сыграла.

 

Уже больше полувека по Мэрилин Монро люди сходят сума - копируют, подражают. А кому подражала она? И подражала ли?

 

Мэрилин Монро очень хотела сыграть Грушеньку из «Братьев Карамазовых». Наверное, её привлекала сцена, когда Грушенька сидит с чистой барышней, та смотрит на неё влюблёнными восторженными глазами, щебечет: «Ах, как же я вас люблю, Аграфена Александровна! Каждый бы пальчик вам на ручках перецеловала!» И целует, целует, не может остановиться. И тут Грушенька (дрянь такая!), не отнимая целуемых рук, говорит после паузы: «Я ведь, наверное, тоже вам, барышня, ручку в ответ поцеловать должна?»

 

Чистая барышня уже чувствует, что сейчас что-то грянет. И полетят к черту все её сентиментальные бумажные розочки. Как ребёнок чувствует, что сейчас милая до этого ситуация превратится в моментальный кошмар. И пытается барышня пошутить. Но уже поздно. Грушеньку не остановить.

 

Она смотрит долго-долго на чистую барышню тёмным, как ноябрьское окошко, взглядом и вдруг добавляет: «Наверное, и я должна поцеловать.

 

В ответ. А я не буду».

 

И это всё при свидетеле. При Алёше Карамазове. Стыд гем стыднее, тьма за окном тем гуще.

 

«Наглая!» - проговорила вдруг Катерина Ивановна, как бы вдруг что-то поняв, вся вспыхнула и вскочила с места. Не спеша поднялась и Грушенька. «Так я и Мите сейчас перескажу, как вы мне целовали ручку, а я-то у вас совсем нет. А уж как он будет смеяться!» - «Мерзавка, вон!» - «Ах как стыдно, барышня, ах как стыдно, это вам даже и непристойно совсем, такие слова, милая барышня». - «Вон, продажная тварь!» - завопила Катерина Ивановна. Всякая чёрточка дрожала в её совсем исказившемся лице».

 

Чёрточка, может быть, и дрожит. Да только Катерина Ивановна проиграла. Дружбе конец. Грушенька встаёт, лёгкая, как пухлая кошка, и уходит.

 

Обожаю. Обожаю женщин из книг Достоевского. Они всегда переходят дозволенную им грань. Что в них бунтует? Ещё не рождённые в недрах российской действительности будущие суфражистки (феминистки, по-нашему)? Комическая Кукшина Авдотья Никитишна - эмансипированная помещица и псевдонигилистка из «Отцов и детей» Тургенева? Будущая комиссарша из «Оптимистической трагедии» с её выстрелом в глумящегося матроса и коронным - над оседающим от выстрела мужским телом - вопросом: «Кто ещё хочет попробовать комиссарского тела?»

 

Не знаю. Но Мэрилин Монро очень хотела сыграть Грушеньку из «Братьев Карамазовых». Дурочка! Ей надо было бы сыграть Настасью Филипповну из «Идиота». Довести Рогожина до безумия, сбежать от князя Мышкина из-под венца. Найти свой конец под простынёй с торчащим из-под неё мраморным пальцем, и чтоб вокруг склянки со ждановской жидкостью («Дух уж больно тяжёл!», - скажет убийца Рогожин Мышкину).

 

Но, собственно, такой конец Мэрилин Монро и нашла.

 

Мэрилин Монро была найдена мёртвой, с телефонной трубкой в руке, в ночь с 4 на 5 августа 1962 года, в собственном доме в лос-анджелесском районе Брентвуд по адресу: 12305, Fifth Helena Drive, Брентвуд, Калифорния. Так сухо нам сообщает Википедия. Около кровати была пустая упаковка от снотворных пилюль. Четырнадцать других пузырьков от лекарств и таблеток были на ночном столике. Монро не оставила никаких предсмертных записок. Тело было принято в морге для вскрытия, которое было выполнено патологоанатомом доктором Цунэтоми Ногути, после чего было объявлено, что Мэрилин Монро умерла от передозировки снотворного. Сразу после смерти актрисы версия о передозировке широко обсуждалась в американской печати, вызвав так называемый «эффект Вертера», в результате чего сотни американцев последовали её примеру. «Уже написан Вертер... открыть окно - что жилы отворить», - написал задолго до рождения самой Мэрилин наш Борис Пастернак. За восемь лет до её рождения, чтоб быть уж совсем точным. Про «эффект Вертера» Пастернак знал из истории вокруг гётевского романа в письмах. После выхода романа прокатилась но Германии (да и по всей Европе в конце XVIII века) массовая волна подражающих самоубийств. Пылкие юноши тоже второпях ускользали из жизни. Думали, что они Вертер. Надеялись на славу. Рассчитывали, что смерти нет.

 

Но Мэрилин Монро никому не подражала. Ничего не думала. Просто ей было тошно. И не было сил.

 

Я Мерлин, Мерлин.

 

Я героиня

 

Самоубийства и героина.

 

Кому горят мои георгины?

 

С кем телефоны заговорили?

 

Кто в костюмерной скрипит лосиной?

 

Невыносимо.

 

Невыносимо, что не влюбиться,

 

Невыносимо без рощ осиновых.

 

Невыносимо самоубийство,

 

Но жить гораздо невыносимей!

 

Так написал в своём стихотворении Андрей Вознесенский. Стихотворение называется «Монолог Мерлин Монро». У него несколько таких «монологов». Монолог битника, монолог актёра, ещё кого-то. И вот монолог Мэрилин. Там даже не Мэрилин, а сам Вознесенский как на ладони. Не удержался (тщеславие, ты самый больной цветок!) - вставил в реквием по мечте пиар-упоминание о том, что был на развороте в той же газете, где написали о смерти актрисы.

 

Лицо измято, глаза разорваны (Как страшно вспомнить во «Франс Обзёрвере». Свой снимок с мордой самоуверенной. На обороте у мёртвой Мерлин!).

 

Страшно вспоминать - не вспоминай. Но не может. «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил». Старуха Мэрилин про Вознесенского не знала, но как бы тоже благословила, сходя по скользким ступеням во тьму, цепляясь за край условной ванны (хотя умерла не там). По крайней мере, теперь читатели стихотворения знают, что портрет Вознесенского был опубликован во «Франс Обзёрвере». Пока вы тут в очереди за колбасой стояли!

 

Но вернёмся к книгам, которые читала Мэрилин Монро. Есть такая фотография. Мэрилин Монро сидит на какой-то детской разноцветной спортивной металлической конструкции на пляже, смотрит в книгу. В книге - не фига, а классика модернистской литературы. Если приглядеться, то на обложке написано: Джеймс Джойс. «Улисс». С ума сойти! Даже я не мог эту книгу одолеть. А ведь я совсем не блондинка.

 

В общем, наша Грушенька умела читать. На книжной полке Мэрилин были в своё время замечены произведения Джона Мильтона, Гюстава Флобера и Халиля Джебрана. Среди современных классиков она особо выделяла Эрнеста Хемингуэя, Сэмюэля Беккета и Джека Керуака. Одним из наиболее известных снимков Монро с книгой Джойса в руках стала уже упомянутая цветная фотография, сделанная Евой Арнольд. Сама фотограф признавалась впоследствии, что встреча со звездой оказалась не запланированной, а случайной, так что фото отнюдь не постановочное. Верится с трудом, ну да ладно. Типа я вышел с собачкой погулять, а сфотографировал попутно Пугачёву. Но факт остаётся фактом. Джойса Мэрилин читала. Она даже жаловалась, что воспринимать текст ей было очень сложно и она долго возила книгу в машине, ибо ей стоило немалых усилий не утонуть в потоке сознания и дочитать «дублинский» роман до конца.

 

МЭРИЛИН БЫЛА ВПЕРЕДИ СВОЕГО ВРЕМЕНИ. НО САМА ЭТОГО НЕ ЗНАЛА - ЭЛЛА ФИТДЖЕРАЛЬД

 

Бедная девочка!

 

Лучше бы тебе повезло в любви.

 

Продажи. Рожи. Шеф ржёт, как мерин (Я помню Мерлин.

 

Её глядели автомобили.

 

На стометровом киноэкране В библейском небе,

 

Меж звёзд обильных

 

Над степью с крохотными рекламами

 

Дышала Мерлин, её любили.

 

Изнемогают, хотят машины.

 

Невыносимо), невыносимо

 

Лицом в сиденьях, пропахших псиной!

 

Невыносимо, когда насильно,

 

А добровольно - невыносимей!

 

Невыносимо прожить, не думая.

 

Невыносимее - углубиться.

 

Где наша вера? Нас будто сдунули. Существование - самоубийство.

 

Самоубийство - бороться с дрянью. Самоубийство - мириться с ними.

 

Невыносимо, когда бездарен.

 

Когда талантлив - невыносимей.

 

Мы убиваем себя карьерой,

 

Деньгами, девками загорелыми,

 

Ведь нам, актёрам, жить не с потомками,

 

А режиссёры - одни подонки.

 

...Я люблю две истории, связанные с Монро. Первая, которую знают почти все, - это про вздымающуюся над уличным вентилятором юбку.

 

Тогда она была замужем за Джо Ди Маджио, знаменитым спортсменом. И вроде всё было хорошо. Но вот они отправляются вместе в Японию: и поклонники актрисы не дают им выйти из самолёта. «Мэрилин, Мэрилин, мы любим тебя!» - визжат по-японски они. Как их вообще пропустили на взлётную полосу? Алё, японцы, вы обалдели? Влюблённой паре приходится выбираться через багажное отделение. Фанаты окружали их тогда повсюду: слава Монро в Японии зашкаливала.

 

А какой мужик это потерпит?

 

Но Монро как будто искушает судьбу. Выходит выступать перед десятком тысяч солдат в Корее. А-а-а, говорит коллективная мужская глотка. «Ты не представляешь, как мне аплодировали, как меня встречали!» - с восторгом рассказывает дурочка Настасья Филипповна своему американскому Рогожину. На что он холодно замечает, позвякивая воображаемыми склянками со ждановской жидкостью: «Почему же, представляю. Я это слышу постоянно».

 

В общем, он её тоже «убил». В символическом смысле, разумеется.

 

Брак распался. Последней каплей стал случай на съёмочной площадке фильма «Семь лет желания». Джо пришёл туда как раз в тот момент, когда снималась знаменитая сцена - Мэрилин с разлетающейся белой юбкой над вентиляционной решёткой. Вокруг мужчины: гримёры, массовка. Он рассвирепел, накинулся на режиссёра с требованиями объяснений (запах самцовых разгорячённых подмышек, накачанный живот, набухшие желваки) и в гневе покинул студию. Дома был грандиозный скандал. Грушенька, Грушенька, где твои ручки? Кто их теперь поцелует? Супруги прожили вместе около девяти месяцев и, признав невозможность совместной жизни, подали на развод. Ребёнок-брак родился мёртвым.

 

Но знаете, что самое отрадное? Не могу даже скрыть злорадства. Знаменитый спортсмен Джо Ди Маджио пережил Мэрилин на десятилетия, но ни годы, ни другие женщины (а они были, были!) ничего не изменили в его чувстве к нашей девочке - в своем завещании он просил похоронить его рядом с Мэрилин.Так тебе и надо! Тоскуй и после смерти, предатель.

 

У МОНРО СЕКС БЫЛ БУКВАЛЬНО НАПИСАН НА ЛИЦЕ

 

У БЕДНЯЖКИ МЭРИЛИН МОНРО СЕКС БЫЛ БУКВАЛЬНО НАПИСАН НА ЛИЦЕ - АЛЬФРЕД ХИЧКОК

 

Мы наших милых в объятиях душим.

 

Но отпечатываются подушки

 

На юных лицах, как след от шины.

 

Невыносимо!

 

Ах, мамы, мамы, зачем рождают?

 

Ведь знала мама - меня раздавят,

 

О, кинозвёздное оледененъе,

 

Нам невозможно уединенье,

 

В метро,

 

В троллейбусе,

 

В магазине,

 

«Приветик, вот вы!» - глядят разини.

 

Кстати, о разинях. Вторая моя любимая история с Монро как раз о них. Она уже, судя по всему, крепко пила. И вот однажды, приняв, как полагается, на грудь (о, эта набоковская внутренняя рифма, вы сейчас поймёте, о чём я), Мэрилин высунулась из окошка. Где уж это окошко было, мне неведомо. Не помню. Старческий маразм. Но за реальность факта - отвечаю: окошко было. И зеваки за ним. Они толпились под окнами гостиницы, где она проживала (снималась, что ли? или просто блуждала по городу, непонятно с кем?), толпились вперемешку с фотографами и журналистами. Мэрилин была в одном халатике, с бутылкой в руке.

 

- Вам же только одно от меня нужно? Одно? -закричала по-английски Грушенька и Настасья Филипповна в одном лице. Не было рядом ни князя Мышкина, чтоб удержать, ни Рогожина, чтоб силой оттащить от окна. Даже завалященького истерика Ипполита рядом не было.

 

И, распахнув халатик, под которым ничего не было, кроме легендарной капли «Шанели № 5», американская Настя предстала перед всей толпой в чём мать родила.

 

А мать её родила в муках и тоске.

 

Так её и засняли.

 

Полуголую, пьяную, уходящую в расфокус. Невыносимо, когда раздеты Во всех афишах, во всех газетах,

 

Забыв, что сердце есть посерёдке,

 

В тебя завёртывают селёдки.

 

...Орёт продюсер, пирог уписывая:

 

«Вы просто дуся, ваш лоб - как бисерный!»

 

А вам известно, чем пахнет бисер? Самоубийством!

 

Самоубийцы - мотоциклисты,

 

Самоубийцы спешат упиться.

 

От вспышек блицев бледны министры. Самоубийцы, самоубийцы.

 

Идёт всемирная Хиросима.

 

Невыносимо,

 

Невыносимо всё ждать, чтоб грянуло.

 

А главное -

 

Необъяснимо невыносимо,

 

Ну, просто руки разят бензином!

 

Невыносимо горят на синем Твои прощальные апельсины...

 

Я баба слабая. Я разве слажу?

 

Уж лучше - сразу!

 

На этом заканчивается стихотворение Андрея Вознесенского, которое я помню наизусть. Моя мама очень любила это стихотворение. Мамы нет уже в живых сорок лет, но сам факт остаётся для меня непреложным: если мама любила его, значит, это стихотворение хорошее. Впрочем, я и без всякой мамы знаю, что это хорошее стихотворение.

 

Но почему она его любила? Какая Грушенька, какая Настасья Филипповна жила в ней? О чём ты тосковала, мама? Чью руку отказалась поцеловать? Чего тебе недодали в этой жизни или додали выше крыши, если ты - к человеку, которого уже и нет на этом свете, - в свои глупые двадцать девять лет обращалась с этим приказом, нет, с требованием - понимания и пощады?

 

Монро курит

 

Икона бедняжки

 

АНДРЕИ АБОЛЕНКИН

 

У зрительной памяти есть любопытный эффект -настройку нашей встроенной оптики сложно перевести назад. Если что-то потрясло воображение или направило наш взгляд неожиданным образом, будь то последний фрагмент головоломки или величественный собор, мы живём с этим новым видением, будто оно было у нас всегда. Примером такой впечатляющей фокусировки является Мэрилин Монро. С её изображениями знакома большая часть населения Земли. И примерно такая же часть без раздумий скажет, что эти великолепные «песочные часы» являются архетипом женской фигуры. Что многое говорит о воздействии актрисы на умы, но далеко от жизненной правды.

 

В реальности этот тип фигуры, который ассоциируется со словом «женщины», встречается лишь у 7-8 процентов из них. У подавляющего большинства формы грушевидные, что отказывается замечать перенастроенный взгляд, но всегда сообщает зеркало. Это досадное несовпадение пропорций не мешает миллионам одеваться «как Мэрилин», редко уточняя, какую именно Монро они имеют в виду. У актрисы было несколько образов, между которыми она переключалась с редкой лёгкостью. А перед мысленным взором всё равно предстаёт одна магическая сексуальность-во-плоти, и никакая жизненная правда изменить это не в силах.

 

Легенда Монро до такой степени важнее правды о ней, что даже о её настоящей фигуре теперь часто спорят. Хотя возможность рассмотреть её во всех подробностях есть у каждого. Часто слышишь, что в наши дни ей приписали бы лишний вес, а то и вовсе бы перевели в «размер плюс». Параметры актрисы почти не менялись всю её карьеру: при росте 166-167 сантиметров она неизменно весила 54-55 килограммов. Только к концу 50-х был период, когда она могла быстро набирать и скидывать три-четыре кило. Один такой момент мы наблюдаем в фильме «В джазе только девушки» - Монро ненавидела свою фигуру в этом фильме и называла себя «жирной коровой», но её появление в дорожном костюме на платформе остаётся одним из самых завораживающих зрелищ в истории кино.

 

Немалой частью этого сокрушительного впечатления Мэрилин обязана очень выигрышным пропорциям. Большинство исследований показывают, что привлекательными кажутся не определённые размеры, а контраст между объёмами талии, бёдер и груди. Талия у нее была 54 сантиметра в окружности, прекрасный результат, а в сочетании с грудью 87 и бедрами 85 сантиметров создавалось именно это знакомое нам по фильмам головокружительное впечатление. Монро им дорожила и неизменно носила на публике очень обтягивающую одежду, в противовес моде на расширяющие от талии юбки с подъюбниками. В некоторые платья её приходилось буквально «вшивать» при каждом выходе.

 

Это осознанное отношение к силуэтам вовсе не характерно для 50-х. Женщинам тогда каждый сезон давали очень категоричные предписания касательно того, как им следует выглядеть. Если нужного силуэта не было, его формировали искусственно, а если актуальные фасоны или макияж не подходили, серьёзного внимания на это не обращали. Важнее было соответствовать и подтверждать свой статус знакомством с горячими новинками.

 

Для звёзд положение осложнялось ещё и тем, что тогда не было принято подготавливать каждый их выход целой профессиональной командой. Студии помогали, но вся ответственность лежала на артисте. Монро было легче многих, поскольку она до тонкости знала, чего она ждёт от одежды и какие предложения моды готова принять.

 

Одно из самых известных её интервью о стиле датируется 53-м годом, переломным в её карьере. Называется оно «Я одеваюсь для мужчин», и это удивительно трезвый и современный взгляд на манеру одеваться. «Я считаю, что одежда должна хорошо смотреться благодаря телу, но никак не втискивать тело в рамки того, что считается модным на этот момент. Поэтому мне не интересны «неорганичные» наряды, которые не имеют связи с телом. Одежда, как мне кажется, должна находиться в диалоге с телом, а не пребывать отдельно от него». Это в точности та позиция, к которой пришла мода через полвека, только занявшие эту позицию потребители знали куда хуже Мэрилин, с какими именно особенностями фигуры будет вести разговор их одежда.

 

Необычный в 50-е годы отказ от использования формообразующего белья, корсетов и подкладок восполнялся созданием естественного корсета, мышечного. Монро одной из первых в Голливуде начала тренировки с отягощением и относилась к ним с полной серьёзностью.

 

Вы заметили, что в цитате абзацем выше слово «тело» повторяется четырежды в трёх предложениях? Это осознание тела как важного инструмента самовыражения выделяет Монро среди кинозвёзд той эпохи. Скажем, Дитрих всю карьеру занималась созданием иллюзии вокруг своего тела, чего никогда не делала Мэрилин. Нужно отметить, что термин «новое осознание тела» появился в моде только в начале 90-х. Очень современное было отношение к стилю у актрисы.

 

Этот важный инструмент она настраивала сама. Её партнёрши по фильму «Как выйти замуж за миллионера» Лорен Бэколл и Бетти Грейбл могли пойти на компромисс и по требованию студии появились в кадре в широких юбках, преобладающем фасоне того времени, но Монро была непреклонна. Изгибы её фигуры наилучшим образом преподносили платья-колонны и «русалочьи хвосты», в них она и появлялась, когда людям должна предстать Она. Трен или бант на бедре, открытая спина, почти никаких рукавов, американская пройма, ткани, работающие «второй кожей», отработанный макияж и специальная походка со сцепленными коленями - когда так много знаешь про эффекты своей внешности, помощь моды не нужна. А если кажется, что платье недостаточно демонстрирует ноги, всегда найдётся способ их показать, как мы видим в знаменитой сцене с вентиляционной решёткой в фильме «Семь ле г желания».

 

Не стоит воображать Мэрилин бунтующим духом сексуальности среди последнего чопорного десятилетия, будто Мадонну в начале 90-х. Она очень хотела серьёзного к себе отношения и прекрасно умела балансировать на тонкой грани скандального. Самые смелые декольте сопровождались меховыми накидками и перчатками выше локтя. Никаких заметных драгоценностей. Чуть растрёпанные локоны, будто бы рукою уложенные, она носила за десятилетия до популярности естественных укладок, в приятном контрасте с каменными причёсками того времени. Да и приталенные жакеты, которые мы сейчас называем lady like, выглядели на ней отлично. В манере держаться были трогательные ноты воспитанной соседской девушки. Именно этот коктейль чувственности и сдержанности принято называть теперь «классической женственностью».

 

По сути, образ актрисы был апофеозом стиля пин-ап, плакатов 40-х годов с милыми девушками, которые дразнят воображение формами, но ничем не напоминают порно. Стремление к появлению на публике в виде типажа, а не личности означало, что любые авторские, дизайнерские решения только мешают. Сейчас в книгах о Мэрилин часто приходится видеть список модельеров, от Кассини до Ланвен и Диора, с которыми она работала. На поверку оказывается, что все легендарные наряды для неё создавали мастера «голливудской моды» и лучшие студийные художники по костюмам - Уильям Травилла, Жан Луи, Орри-Келли. Они точно знали, как преподносить главное и что лучше всего работает самое очевидное. Художественные образы, вроде работ Живанши с Одри Хепбёрн, тут были просто не нужны.

 

Склонность к очевидному отлично помогает создавать внятные образы. Любой высококлассный стилист скажет, что, если можно сделать просто, не стоит искать обходные пути. Эта же очевидность приёмов не даёт модным критикам всерьёз относиться к публичному имиджу Монро, особенно при взгляде на её наряды начала карьеры. Однако в частной жизни вкусы актрисы были очень передовыми. Её свадебные наряды представляют собой чудо лаконичности (в двух случаях - коричневая юбка-карандаш). В середине 50-х она выглядела как лучшие модели Кельвина Кляйна за десятилетия до Кляйна: капри, сорочки, простые лодочки Феррагамо с открытым мысом, кардиганы - нормкор 50-х. Почти минималистичные наряды Нормана Норрелла. К концу десятилетия их сменили шёлковые свитера и трикотажные платья Эмилио Пуччи, кроем ненамного сложнее футболки. В одном из них Монро была похоронена.

 

В эти же годы актриса появляется в облегающих платьях телесного цвета, расшитых по сетке однотонными хрустальными бусинами.

 

В одном гаком, от Жана Луи, она будет поздравлять Кеннеди, а позже эту идею долгие годы будет использовать Дитрих в сценических костюмах. Такое раздвоение вполне понятно, если вспомнить, что популярной стала не сама Норма Джин, а результат очень несложной корректировки её образа. Имидж глупой блондинки из музыкальных комедий, хоть и был доведён до совершенства (и прекрасно работает до сих пор), не был для Монро органичным. Эта отстранённость чувствуется публикой. Показательно, что единственный модный тренд, который был запущен Монро, представляет собой пересечение этих двух образов: очень сдержанное чёрное платье-чехол с полупрозрачной вставкой в районе талии копировалось в 57-м году тысячами.

 

Разделение частной и публичной жизни, которая в те годы ещё была возможна, в точности совпадает с традициями золотой эры Голливуда. В 20-х и 30-х образы кинозвёзд были отделены от публики хрустальной стеной, манили недоступностью. Мало кому приходило в голову использовать их как образец для покупок. Это ощущение «идеального продукта» позволило создать одно из самых узнаваемых произведений поп-арта, серию портретов Мэрилин работы Энди Уорхола. Это копии копий, узнаваемые за километр в любом цвете по основным деталям, символ звезды как предмета потребления. Они дают чёткое представление о происхождении понятия «икона стиля», которое теперь затёрто до лохмотьев. Как в любой иконографии, соблюдение канона гораздо важнее связи с реальным прототипом. Именно таким набором типичных черт и вспоминается теперь Монро, бедняжка с иконы.

 

Вы звери, господа!

 

АЛЕКСАНДР ШАБУРОВ

 

Все знают, что настоящее имя Мэрилин Монро - Норма Джин Бейкер. А имя её отца неизвестно. Что её мама забросила дочку, когда той было полгодика. Псевдоним придумали из-за того, что линии любви и смерти на её ладонях образовывали две буквы М. А когда она сбежала из Голливуда, то выбрала себе псевдоним с двумя 3 - Зельма Зонк. Всё прочее - такие же рекламные сказки. Когда Мэрилин ложилась спать, то надевала на себя только аромат духов «Шанель № 5». Когда обнаружилось, что в юности она фотографировалась голой для мужского календаря, то её актёрская карьера чуть было не накрылась медным тазом (раньшетакое не приветствовали). Была замужем. Муж-бейсболист возмутился, когда в фильме её юбку поднял ветер из шахты метро, и развёлся с ней. Писатель застал её в постели с актёром Ивом Монтаном, после чего их брак тоже крякнул. Мэрилин пошла по политикам, соблазнила президента США Джона Кеннеди, а потом его брата Роберта (или наоборот). На дне рождения первого спела своё знаменитое «пу-пи-пи-ду». Согласно слухам, встречалась с советским генсеком Никитой Хрущёвым и вождём кубинской революции Фиделем Кастро Рус. Из-за этого Хрущёв и Кеннеди чуть не развязали Третью мировую войну (по другой версии, причиной Карибского кризиса стало размещение американских ракет в Турции под Измиром и в ответ - советских на Кубе). Правда это или нет, но беспорядочные половые связи с политическим истеблишментом довели Мэрилин до цугундера. Охрана президента Кеннеди без зазрения совести водила к нему проституток прямо в Белый дом, однако до случая с Моникой Левински и выборов Трампа подобные нравы боялись предавать огласке. Откровения любовницы поставили бы крест на политической карьере Кеннеди. Он был «символом надежды», а его жена Жаклин - «иконой стиля». Поэтому Мэрилин Монро скоропостижно скончалась от передозировки снотворного (хлоралгидрата с нембуталом). Тайна её смерти не раскрыта до сих пор.

 

Её тело нашли бездыханным 5 августа 1962 года в её доме в Брентвуде. Президент США Джон Кеннеди был убит 22 ноября 1963 года в Далласе. По официальной версии - стрелком-одиночкой Ли Харви Освальдом, до этого побывавшим в СССР. Часть документов расследования засекречена до 2039 года. Брат президента сенатор Роберт Кеннеди был застрелен 5 июня 1968 года в буфете отеля «Амбассадор». Жаклин Кеннеди вышла замуж за греческого миллиардера Аристотеля Онассиса, но после смерти в 1994 году почему-то была похоронена рядом с первым мужем на Арлингтонском кладбище. Могилу Хрущёва, скончавшегося в 1971 году, благодарные соотечественники стали использовать в качестве отхожего места, отчего Новодевичье кладбище решили закрыть для посетителей. Отравивший Мэрилин Монро агент ЦРУ Норман Ходжес сознался в этом перед своей смертью в 2015 году. Он состоял в группе из 5 киллеров ЦРУ, выполнил 37 заказных убийств, в основном оппозиционных политических активистов. Женщина в его послужном списке была только одна. После столь сенсационного заявления к Ходжесу была приставлена охрана для предотвращения дальнейших пресс-конференций. Фиделя Кастро Рус ЦРУ пыталось отравить 638 раз, но он жив до сих пор, чего и вам желает.

 

Мой земляк, Николай Коляда, сочинил пьесу «Мурлин Мурло» (впрочем, сама она там не фигурирует). Мой приятель Владик Мамышев в перестройку неожиданно стал художником-травести, а конкретно - начал переодеваться в женские платья, изображая сначала Мэрилин Монро, потом Любовь Орлову, Ленина, Путина, Иисуса Христа и Шерлока Холмса. Тогда казалось, что весь мир нам открыт, а сами мы свободны выбирать любые роли. Вот Мамышев-Монро и поторопился. Между делом сжёг квартиру дочки Березовского, а закончил своё артистическое порхание, утонув в бассейне на Бали.

 

Сам я планировал вывести Мэрилин в виде голливудской Панночки.

 

Как вы, наверное, слышали, безумная скачка Хомы Брута верхом на ведьме имеет недвусмысленные сексуальные коннотации, и даже под утратой носа из одноимённой повести Гоголь подразумевал совсем другое... Наше всё - Пушкин, а Мэрилин - наше ничего. Оба преследуют нас всю нашу жизнь и тянут в разные стороны. Пушкин - невольник чести, чувство доброе лирой пробуждал, а Монро - бесчестная целлулоидная нежить, которая пробуждала нечто иное. В СССР декларировали: у нас секса нет, зато есть любовь, общественная польза, сознательность и коллективизм, на миру и смерть красна. Потому наше бессознательное и наши вурдалаки прописались за кордоном, где смысл существования - секс, драгз, индивидуализм и психоаналитики. Всё это (вкупе с ковбоями Джоном и Робертом) и свело Панночку в могилу. 

 

Психоаналитики не защитили. Однако хоронить её не хотят. Теперь её мумия лежит в центре города грёз и жёлтого дьявола. Прохожие исподволь заглядываются на её синеющие перси. А по ночам Вий, который знает, что все они делали прошлым летом, приходит сначала за Джоном, потом за его братом Робертом. На этом вурдалаки не успокаиваются, не заканчивается всё и крушением башен-близнецов. По-моему, закручено лихо.

 

Чарльз Крукшонк, профессор политологии, Оксфорд:

 

- Среди женщин, которые думают, что они красивы, бытует убеждение, что их внешние данные своего рода природный ресурс, нечто вроде нефти и алюминия. Рассуждают они примерно так: вот мне это дано от Бога - зачем-то Бог захотел, чтобы у меня это было? Ведь он и полезные ископаемые даёт избирательно, и нефтяные компании и страны богатеют - и по праву, по Божьему промыслу! Значит, и мне надо смириться с тем, что я избрана высшей волей быть носителем этой небесной красоты - и соответственно получать с неё дивиденды. Эти дивиденды редко выражаются просто в семейных радостях. Часто - прямо наоборот. Но ведь и дивиденды с природных ресурсов чаще всего не выражаются в благоденствии всего населения страны, а только в достатке правящего класса. И вот женщина, которая наделена «красотой», оказывается в положении одновременно и нефтяной компании, и недр, обогащённых нефтью. Её пропорции, соотношение объёма груди и таза, гладкость кожи и т.п. представляются окружающим и ей самой абсолютно объективной ценностью. Это впечатление сугубо ложное. Дело не только в том, что так называемая красота имеет свойство увядать от времени, причём стремительно. Дело ещё в том, что красота, по выражению Шекспира, «пустьу цветов, где свил гнездо порок, и стебель, и шипы, и листья те же... они ничьих не радуют сердец и вянут, отравляя нам дыханье». Так именно и происходит - лучше, чем многие иные, описал этот разрушительный процесс русский писатель Лев Толстой на примере семьи Курагиных. Всё вышесказанное в полной мере относится к феномену Мэрилин Монро и того, как субстанцию красоты воспринимало поколение послевоенное, сознательно лишённое обременительных моральных коннотаций. Мэрилин явила миру совершенно наивное сочетание природных данных и природной же, неконтролируемой распущенности - результат оказался столь же предсказуемым, как в случае нефтяной державы, которая не заботится о населении, но обслуживает воровской правящий класс.

 

Монро на пляже

Монро висит на дереве

«Я никогда не ношу корсета и как можно реже надеваю бюстгальтер. Красота тела - естественный дар, его нельзя разрушать и презирать» (Мэрилин Монро).

 

Мэрилин Монро

Монро с собачкой

«Я согласна жить в мире, которым правят мужчины, до тех пор, пока могу быть в этом мире женщиной» (Мэрилин Монро).

 

Многие вбивали Мэрилин в голову, что без них она не способна вымолвить даже «сейчас пойдёт дождь». Но как только она стала Монро, они её возненавидели» - СИМОНА СИНЬОРЕ.

С поэтом Карлом Сэндбергом на голливудской вечеринке. 1962 год
С поэтом Карлом Сэндбергом на голливудской вечеринке. 1962 год

 

Она была поэтом, который, стоя на углу улицы, читает людям стихи, в то время как толпа срывает с неё одежды. Ей пришлось уступить» - АРТУР МИЛЛЕР.

ММ готовится открывать праздник в честь столетнего юбилея провинциального Бемента. 1955 год.
ММ готовится открывать праздник в честь столетнего юбилея провинциального Бемента. 1955 год.

 



Похожие записи:

Интервью с Кейт Мара
Интервью с Кейт Мара
В разделе: Интервью
Раз в год в Лос-Анджелесе называют имя актрисы, чьи работы, чувство стиля и активная общественная позиция вызывают восхищение. В 2015-м Кейт Мара дала интервью, как обошла коллег по цеху и получила...
7 днів і ночей з Мерилін
7 днів і ночей з Мерилін
В разделе: Кино и TV
Неймовірна історія кохання легендарної американської актриси Мерілін Монро і тоді ще нікому невідомого Коліна Кларка. Відносини і почуття завдовжки ... в один тиждень. 
Роль Європейського союзу на міжнародній арені звужується
Роль Європейського союзу на міжнародній арені звужується
В разделе: Новости
Роль Європейського союзу на міжнародній арені звужується, його майбутнє невизначене, вважає міністр закордонних справ України Леонід Кожара. 
Абрамович прилаштує Шевченка в Челсі тренером або директором клубу
Абрамович прилаштує Шевченка в Челсі тренером або директором клубу
В разделе: Спорт
Власник лондонського "Челсі" Роман Абрамович хоче знайти Андрію Шевченку місце в тренерському штабі клубу, щоб українець став потенційною заміною Рафе Бенитесу 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1241 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Новини України