Необычная семейная жизнь Александра Блока

21 декабря 2016 - Украина

Необычная семейная жизнь Александра Блока

В 1903 году молодой поэт Александр Блок (1880-1921 гг.) женился на Любови Дмитриевне Менделеевой (1881-1939 гг.) — дочери нашего великого химика Менделеева, творца Периодической таблицы элементов.

 

«Грязные» мемуары

 

На закате жизни Любовь Дмитриевна написала чудесные мемуары. Вот их мы сейчас и почитаем. А я так — буду лишь иногда комментировать. А в основном пусть рассказывает сама жена Блока. Ибо ее рассказ таков, что Д. Инзов-то, в общем, уже и не нужен. Всю грязную работу выполнила за него она сама. Но сначал пусть Любовь Дмитриевна расскажет немного о себе...

 

Курсистка позирует «соло»

 

Вот Любовь Дмитриевна окончила, значит, гимназию и поступила на знаменитые Бестужевские курсы. Стала курсисткой то есть. И чем же она занималась в свободное от учебы время? А вот чем:

 

«Я ощущала свое проснувшееся молодое тело. Теперь я была уже влюблена в себя, не то что в гимназические годы. Я проводила часы перед зеркалом. Иногда, поздно вечером, когда уже все спали... я брала свое бальное платье, надевала его прямо на голое тело и шла в гостиную к большим зеркалам.

 

Закрывала все двери, зажигала большую люстру, позировала перед зеркалами и досадовала, зачем нельзя так показаться на балу. Потом сбрасывала и платье и долго, долго любовалась собой.

 

Я не была ни спортсменкой, ни деловой женщиной; я была нежной, холеной старинной девушкой. Белизна кожи, не спаленная никаким загаром, сохраняла бархатистость и матовость. Нетренированные мускулы были нежны и гибки... Я была очень хороша... Я уже привыкла к владению своим обнаженным телом, к гармонии его поз...

 

Такой была я весной 1901 года. Ждала событий, была влюблена в свое тело и уже требовала у жизни ответа».

 

Ох уж эти декаденты! И слова одного в простоте не скажут! «Требовала у жизни ответа», понимаешь... Нет чтоб сказать просто — хотелось мужика! Нет, начинают финтить, выдумывать разные красочные оборотцы. Хорошо, что сейчас есть Д. Инзов, который (в силу своего огромного опыта и феноменальных исторических познаний) может переложить все эти декадентские штучки на общедоступный язык. А то вообще осталось бы загадкой — что за чушь несет эта женщина?

 

Невеста испытывает «космический экстаз», а жених ходит «по девочкам»...

 

Потом юная любительница позировать «ню» познакомилась с юным же поэтом Александром Блоком. Ну и завертелось. Тот стал давать ей почитать свои стихи. Менделеевой стихи понравились. Особенно впечатлила ее (по словам самой Любови Дмитриевны) тема «космизма». (Тема чиго??? Слюшай, ты зачэм такие слова говоришь, а?)

 

Вот она даже написала в мемуарах: «"Космизм" — это одна из моих основ. Еще в предыдущее лето, или раньше, я помню что-то вроде космического экстаза...»

 

Хм. Космический экстаз, говоришь? Это, случайно, не во время позирования в гостиной было? Так космос здесь ни при чем, ексель.

 

Но продолжим. Стали они, значит, с Блоком встречаться. Но поскольку встречи эти были сугубо платонические, то Блок, после духовных бесед с Любой Менделеевой, сразу же бежал «к девочкам» — развеяться немного. Что привело к закономерному итогу. Снова читаем дневник Мендатеевой:

 

«На другой день мы опять встретились...

 

Но лишь мимолетно. Блок сказал, что пришел только предупредить меня, чтобы я не волновалась, что ему запрещено выходить, надо даже лежать, у него жар... Каким-то подсознанием я понимала, что это то, о чем не говорят девушкам... Физическая близость с женщиной для Блока с гимназических лет это — платная любовь. И неизбежные результаты — болезнь. Слава Богу... — болезнь не роковая. Тут несомненно травма в психологии. Не боготворимая любовница вводила его в жизнь, а случайная, безличная, купленная на несколько минут. И унизительные, мучительные страдания...»

 

Все-таки я восхищаюсь Любовью Дмитриевной — она так предана своему любимому мужчине, что даже подсознательно (и искренно!) его выгораживает. Придумывает какие-то психотравмы. Будто для того, чтобы развлекаться с проститутками, нужны какие-то особые психологические искривления.

 

Если так думать, то у нас, получается, каждый второй мужик — психотравмированный. А вообще, вместо того, чтоб огород городить, послушали бы лучше своего младшего современника Маяковского. Тот не зря в стишках написал:

 

Прежде чем идти к невесте, Побывайте в Резинотресте!

 

Тогда бы и лечиться не пришлось.

 

Вместо первой брачной ночи супруг занимается «астартизмом»!

 

Но вот, наконец, в 1903 году Блок и Менделеева поженились. И вот тут начался самый «ад». Дело в том, что до свадьбы интимных отношений между ними не было. Одно время Блок пытался было к Любе приставать, но быстро остыл, ибо та говорила: «Нет, до свадьбы нельзя!» (Дурачок, он не понимал, что это были обычные женские ритуальные отговорки. Сама Менделеева потом написала с сожалением: «...моя инстинктивная самозащита принималась Сашей всерьез». Надо было не слушать это бабское ломанье, а проявить настойчивость, чуток надавить — и все бы было. Но Блок протупил тогда.)

 

И вот, поженилась они, значит. Ну, думает Менделеева, — теперь оторвемся по полной! (Она ведь на самом деле давно хотела секса — еще со времен позирования перед зеркалом.) Но не тут-то было! У Блока к тому времени окончательно «сорвало крышу», и он стал своей молодой, жаждущей супруге заливать вот такие вот темы: мол, ты моя Прекрасная Дама, моя Незнакомка. Ты божественное создание — с тобой может быть только духовное единение. И никакого секса — фу, это так гадко, грязно! Никогда я не оскверню свой идеал (тебя) этой мерзостью! Вот как об этом писала сама Любовь Дмитриевна:

 

«Он сейчас же принялся теоретизировать о том, что нам и не надо физической близости, что это астартизм и бог знает еще что. Когда я ему говорила о том, что я-то люблю весь этот еще неведомый мне мир, что я хочу его, — опять теории: такие отношения не могут быть длительны... Это приводило меня в отчаяние! Отвергнута, не будучи еще женой.

 

«Я рыдала в эти вечера с таким бурным отчаянием, как уже не могла рыдать...»

 

И смешно, и грустно, товарищи, было мне читать этот отрывок. Ну жалко же девку! Она прямым текстом говорит мужу (и пишет даже об этом в дневнике, не стесняясь): «Саша, я хочу этой самой грязи, этой мерзости! Я хочу секса! Просто сделай это!» А тот ни в какую: «Я на это, грит, пойтить не могу!»

 

«Застоявшаяся» супруга распускает волосы, а Андрей Белый — руки...

 

«Да, вот же Бог послал муженька», — сокрушалась Любовь Дмитриевна. Но что делать — надо как-то жить дальше. Через год (!) после свадьбы Любе удалось обманом и хитростью, чуть ли не силой, овладеть своим супругом. Однако это не решило проблемы. Для Блока такие «моменты» по-прежнему были в тягость, ибо нарушали его духовную гармонию (Прекрасная Дама и т. д. — ну вы поняли). Снова цитирую Менделееву-Блок:

 

«В один из таких вечеров, неожиданно для Саши и со «злым умыслом» моим, произошло то, что должно было произойти, — это уже осенью 1904 года. С тех пор установились редкие, краткие, по-мужски эгоистические встречи... К весне 1906 года и это немногое прекратилось. Весна 1906 года — длительный «простой» 24-летней женщины... Той весной я была брошена на произвол всякого, кто стал бы за мной упорно ухаживать...»

 

Этим «всяким» оказался поэт и прозаик Андрей Белый — друг и собутыльник Блока. Он давно уже заглядывался на жену своего приятеля. Стал к ней «подкатывать». Несчастная, оставленная без мужской ласки, женщина стала ему отвечать:

 

«Не успевали мы оставаться одни, как никакой уже преграды не стояло между нами и мы беспомощно и жадно не могли оторваться от долгих и неутоляющих поцелуев. Ничего не предрешая в сумбуре, я даже раз поехала к нему. Играя с огнем, уже позволяла вынуть тяжелые черепаховые гребни и шпильки, и волосы уже упали золотым плащом... Но тут какое-то его неловкое и неверное движение — отрезвило, и уже волосы собраны, и уже я бегу по лестнице, начиная понимать, что не так должна найти я выход из созданной мною путаницы...»

 

В общем, с Белым все ограничилось только баловством — до главного не дошло. Тяжело было еще замужней женщине нарушить «супружескую верность».

 

Несчастная женщина ищет забвения в «отдельных кабинетах»

 

Но лиха беда начало. Против природы-то не попрешь. Популярному в те годы писателю Георгию Чулкову повезло больше. С ним, наконец, Любовь Дмитриевна совершила (говоря ее собственными словами!): первую измену в общепринятом смысле слова.

 

«Но мы безудержно летели в хороводе:

 

"бег саней", "медвежья полость", "догоревшие хрусталик какой-то излюбленный всеми нами ресторанчик на островах с его немыслимыми, вульгарными "отдельными кабинетами" (это-то и было заманчиво) и легкость, легкость, легкость... Георгий Иванович, кроме того, обладал драгоценным чувством юмора, который очень верно удерживал нас от всякого "пере-сола"».

 

Ну, как говорится, «недосол на столе, а пересол на спине». Могу лишь порадоваться (искренне) за Любовь Дмитриевну Блок. Она вообще героиня — так долго держалась! А муж ее — поэт Александр Блок — конечно, редкостная сволочь...

 

Неверная жена устраивает стриптиз перед «молодым зверем»

 

После Чулкова любовником жены Блока стал какой-то актер, которого она в своих мемуарах скрыла под прозвищем Паж Дагоберт (ох, декаденты чертовы!).

 

А вы знаете, что это был за «паж»? О, это был такой мужчина!

 

«Прекрасное, гибкое и сильное, удлиненное тело, движенья молодого хищного зверя. И прелестная улыбка, открывающая белоснежный ряд зубов...» — так описывает восторженная женщина своего любовника. От восторга перед «молодым хищным зверем» Любовь Дмитриевна начинает творить милые безумства, легкие фривольные шалости:

 

«В тот день мы сидели в маленьком гостиничном номере, на утлом диванчике... Я просила дать мне возможность показать себя так, как я этого хочу. В несколько движений я сбросила с себя все... Отбросила одеяло на спинку кровати. Я протянулась на фоне этой снежной белизны... И начался пожар, такое полное согласие всех ощущений, экстаз почти до обморока, экстаз, может быть, и до потери сознания — мы ничего не знали и не помнили и лишь с трудом возвращались к миру реальности».

 

Ишь ты как проняло барышню! Вот что длительный «простой» с женщинами делает!

 

Мораль сей басни такова

 

Ну, на этом, пожалуй, и хватит. Вы, думаю, уже и так все поняли. Супруги Блок так и дальше будут жить всю свою совместную жизнь.

 

Он — стихи писать да философствовать. Она — искать утешения в объятиях других мужчин.

 

Отсюда мораль: учись-учись — да не переучись. А то случится с тобой такая же фигня, как с Блоком. Космизм, астартизм, символизм и прочие интеллигентские штуки — дело, конечно, хорошее. Но любой бабе — даже отъявленной декадентке — в первую очередь мужик нужен! А если будешь «лажать», то и будешь в итоге ходить с оленьими «рогами» на голове. Нехорошо...

 

Блок и Менделеева

 

Дмитрий ИНЗОВ

 



Похожие записи:

Во время игры в теннис умер гендиректор АЭС
Во время игры в теннис умер гендиректор АЭС
В разделе: Новости
Во время игры в теннис умер гендиректор АЭС.Во время игры в теннис 52-летнему Колисниченко внезапно стало плохо.
Bentley Continental GT V8
Bentley Continental GT V8
В разделе: Авто
В случае с Bentley Continental появление 8-цилиндрового мотора — это вовсе не выпуск горячей версии, а, наоборот, дауншифтинг. 
Оппозиционеры продолжают блокировать работу парламента
Оппозиционеры продолжают блокировать работу парламента
В разделе: Новости
Оппозиционеры продолжают блокировать работу парламента. Депутаты оппозиционных фракций до начала заседания Верховной рады  заблокировали трибуну и президиум парламента. Около 20 депутатов фра...
Браки юных звезд, чаще всего заканчиваются расставаниями
Браки юных звезд, чаще всего заканчиваются расставаниями
В разделе: Стиль жизни
Впрочем, история знает и удачные примеры, когда даже знаменитые люди, поженившись в 18 лет, прожили вместе долгие и счастливые годы. 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1283 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Новини України