Курортный роман

18 июля 2016 - Украина

Курортный роман

Героиня рассказа еще не знает, где встретит свое счастье.

Он поймал ее после конференции. Прихватил за локоть и внимательно посмотрел.

-    Дааа... Почти безнадежно.

-    Что безнадежно? - пробормотала она, делая пометки в ежедневнике. - Ты что, недоспал?

-    Я-то в порядке! А вот ты...

И он покачал головой.

Ольга выдернула локоть и пошла к кабинету. Димка - следом.

-    В отпуск тебе надо, матушка, - авторитетно заявил он и уселся в кресло. По-свойски раскинулся, вытянув ноги, всем видом показывая близость к заведующей.

- А что, работа закончилась, Дмитрий Олегович? - Ольга выразительно посмотрела на часы.

Димка, с неохотой поднявшись, вышел.

Ольга подумала и открыла пудреницу. «Димка прав! И зря я бешусь. Самой смотреть противно. Бледная, глаза ввалились, взгляд... Взгляд девственницы на пенсии: потухший. Никаких надежд. Ольга вздохнула, одернула халат и, вскинув голову, твердым шагом пошла в отделение.

Чудно, но только там, в отделении, она приходила в себя. Трудоголик, влюбленный в свое дело. Профессия спасала, вытаскивала и держала на плаву. Не соломинка, нет, фундамент всей жизни.

Ольга Геннадьевна Колышкина работала репродуктологом. Решала проблемы бесплодия. В тридцать пять защитилась, стала заведующей отделением. Конечно, карьера удалась, что говорить! Вот только с личной жизнью у доктора - полный швах...

Почти десять лет любила одного человека. Своего руководителя И.И. Был их роман страстным, но женатый профессор златых гор не обещал. Говорил: «Хочешь -люби. Дело это добровольное».

Она и любила, сколько могла. Из семьи ее И.И. уходить не порывался, и постепенно возникли и усталость, и раздражение. Расстались почти безболезненно.

Нет, неправда. Она страдала, вот и кинулась тогда в работу как в омут, с головой.

Зато Димка любил ее со второго курса. Любил и скрывал - чудак! На четвертом признался. А у нее уже был роман с И.И. Тогда Димка тоже пошел в акушерство, чтобы быть рядом. На последнем курсе внезапно женился. Его Катя была длинная, тонкая, волнистая, вся - одного цвета. Женщина-тень.

Через два года родила ему дочь. На поздравления коллег Димка смущенно пожимал плечами, поглядывал на Ольгу. А Ольга в очередной раз думала, что сапожник она без сапог и что это уже неприлично. «Найду себе донора, сделаю подсадку и...» Дальше загадывать боялась.

За обедом Димка продолжил свой спич: -    Выглядишь кошмарно, слилась с белым халатом, четыре года не была в отпуске...

Ольга перебила:

-    Я поняла. А с кем ехать-то? И куда?

Димка посоветовал Испанию. В компаньонки предложил жену.

-    Очумел? - испугалась Ольга. - Я и она?

Димка вздохнул.

Вечером Ольга открыла Интернет, нашла отель в городке Салоу. Белоснежные домики на берегу моря, синее-синее небо. «Отдохну и, была не была, займусь вопросом вплотную. Пора рожать, все-таки возраст...»

Вылетала через неделю. Перед отъездом купила два сарафана, купальник, нарядную сумку.

В самолете было полно туристов. Начало августа, сезон. Орали дети, шипели мамаши.

«Вот попала! - думала Ольга. -Какой отдых в этой толпе... Ехать надо было в сентябре. Идиотка».

В аэропорту Барселоны их усадили в зеленый микроавтобус и повезли «по домам».

ВОДИТЕЛЬ АВТОБУСА был кудряв, небрит и сверкал черными, как маслины, глазами. Пару раз они встретились взглядами в зеркале обзора. Он улыбнулся, показав белоснежные зубы. Ольга смутилась и глаза отвела.

«Мачо, - усмехнулась про себя. - Думает, неотразим. Мачо-муча-чо! Дон Педро! Кабальеро!»

Гостиница находилась от пляжа в километре - пустяк! А вот пляж разочаровал. Народу столько! Зайти в море и не зацепить кого-то локтем сложно. И крики, крики кругом. Вот тебе и рай.

Зато совсем недалеко от пляжа нашлось прекрасное кафе, украшенное яркими керамическими тарелками. Выпила кофе, съела паэлью. Замечательно вкусно!

Потом пошла в номер, разобрала вещи, прилегла поваляться - и уснула в момент. Вот она, многолетняя тупая усталость. Проснулась вечером и вышла погулять по городским улочкам.

-    с магазинами, кафе, дискотеками и толпами гуляющего народа.

На третий день утром она увидела себя в зеркале: кожа посмуглела, разгладилась, словно напиталась солнечным светом и морским воздухом. Волосы заблестели. Вот только глаза... Глаза оставались грустными.

На четвертый день на выходе из гостиницы она увидела знакомый зеленый автобус и водителя

-    «мачо-мучачо».

ОН СТОЯЛ, небрежно прислонившись к машине. Стройный, загорелый, красивый. Ольга невольно им залюбовалась. А он, увидев ее, приветливо помахал рукой.

-    Привет! - крикнул на чистом русском.

Она в удивлении замерла: ничего себе, а? Дон кабальеро!

-    У меня мама русская, - расплылся в улыбке. - А папа - испанец. Ну, как дела? Довольна отдыхом? Меня зовут Павел. Павел Уртадо! Знаешь, что это значит?

-    Павел? - хмыкнула Ольга.

Он засмеялся:

-    Нет, Уртадо.

Она пожала плечами.

-    Украденный! Как тебе?

Ольга неопределенно качнула головой.

-    Слушай! - встрепенулся Павел. - А хочешь покажу тебе чудное место? Там нет людей совершенно! Дикий пляж, чистое море

-    и никого!

Ольга удивленно подняла на него глаза: и зачем ему это нужно? Сколько здесь юных дев, ищущих приключений...

Договорились на завтра в девять. Назавтра у Павла Уртадо был выходной.

Ровно в девять микроавтобус цвета авокадо стоял у входа в гостиницу.

Ольга увидела его из окна и засомневалась. А надо ли? Вообще? Вообще все это нужно? Потом вспомнила городской пляж и махнула рукой. В конце концов, посмотрю на окрестности, когда еще выпадет?

Павел выскочил из автобуса и открыл ей дверцу. Боже, какая галантность!

Ехали часа полтора. Чем глубже удалялись от цивилизации, тем прекрасней и чище становились места. Курортная зона кончилась. За окнами проплывали ухоженные деревеньки с терракотовыми крышами, белоснежные козы, равнодушно жующие траву, и ровные, словно выпущенные стрелы, сельскохозяйственные посадки.

Поднялись на перевал, и перед глазами, словно в огромной миске, открылось море. От красоты захватило дух. Как же здорово, Господи! Просто невероятно.

Спустились с горы и въехали на широкую, пустую прибрежную полосу. Белоснежный песок обжигал ступни. Море, прозрачное до боли в глазах, сияло на солнце, словно алмаз.

Ольга скинула сарафан и вбежала в воду. Пару минут стояла не двигаясь, боясь потерять ощущение счастья. Потом поплыла. Плыла далеко, совершенно не остерегаясь. Павел сидел на берегу и смотрел на нее.

- Здорово, да? - спросил он, отряхивая руки от песка.

Она кивнула. Павел достал из рюкзака полотенце и накинул ей на плечи. Внезапно получилось, как будто приобнял. Ольга вздрогнула, посмотрела ему в глаза.

На обратной дороге остановились у апельсиновой рощи, сорвали несколько апельсинов. Сладких, теплых, впитавших в себя щедрое средиземноморское солнце. Павел смотрел, как сок брызнул Ольге на подбородок. Она засмеялась. Он наклонился и осторожно поцеловал.

Следующей остановкой стал мотель у дороги. Служащий, молодой парень, понимающе улыбнулся, посмотрев на них, и тут же бросил на стойку ключи.

Маленькая комнатка на втором этаже, журнальный столик размером с поднос и кровать с тонким покрывалом в красных бабочках. На эти бабочки они и упали через секунду. И дальше было все - в унисон.

Только он уснул первым, а она лежала на его плече и смотрела, смотрела. На красивый рот, на смуглые плечи...

Утром наспех позавтракали, погрузились в машину. Павел гнал - у него был рабочий день. По дороге рассказывал, как его юная мать Майя вышла замуж за одногруппника. Уехали в Испанию, а когда Павлу было семь лет, мать умерла. Родители отца русской снохе были не очень рады, быстро женили сына на испанке. Мальчика оставили у себя, растили строго, не баловали. Да и не на что баловать было. Когда умер дед, Павлу пришлось бросить школу, пойти работать.

-    А с какого ты года? - вдруг спросила Ольга.

Оказалось, с восемьдесят шестого. Усмехнулась про себя: связалась с пацаном. Пять лет разницы. Много это или мало?

-    Учиться тебе надо, - Ольга сказала это осторожно. - Ты молодой, толковый. Нужно учиться, Павел! Сейчас без этого никуда.

Павел помолчал. Потом произнес неохотно:

- Чтобы учиться, деньги нужны. А на мне и дом, и бабушка.

Ольга разозлилась на себя. Что она лезет в его жизнь? Какое имеет право? Напутствует, как старшая сестра. Или подруга матери.

Какое-то время ехали молча. Потом слово за слово она рассказала про свою семью. Про смерть отца, болезнь мамы, ее внезапный уход. Не пережила отца, не смогла. Большая любовь была у родителей. Сейчас такой не бывает.

-    Уверена? - не поворачивая головы, спросил он.

Она пожала плечами.

Рассказала про свою работу. Он удивился:

-    Ты доктор? Вот это да! Да ты богатая женщина!

Она рассмеялась:

-    Нет, у нас доктора небогатые люди. Хотя получаю, конечно, неплохо.

Подъехали к отелю. Она вышла, посмотрела на него.

-    Спасибо тебе! За удовольствие!

И тут же смутилась - прозвучало это глупо и пошло. А ведь имела в виду... Впрочем, он, кажется, не понял, улыбнулся:

-    До завтра?

Сердце забилось гулко.

-    До завтра? А ты завтра... свободен?

И завтра, и послезавтра, каждый день после работы он подъезжал к гостинице и вез ее куда глядят глаза. Террагона, Жирона, сказочные замки на холмах, поместье красавицы Галы, возлюбленной Дали. Валялись на пляжах, обедали в деревенских харчевнях. Еда была простой, крестьянской: ледяное гаспачо с острым перцем, горячие пирожки эмпанадас, рагу из фасоли, холодная сангрия. Рядом сидели местные жители и смотрели на них доброжелательно.

После опять снимали комнатку в мотелях и...

Однажды вечером она поняла, что до отъезда осталось два дня.

-Может, в Барселону? - предложил он. - Саграда ты должна, наверное, посмотреть, а еще музей иллюзий...

Но ни в какой музей она, конечно, не хотела. Сказала тихо:

-    Давай просто проведем это время вдвоем. В «нашем» мотеле.

Он взял ее руку, поднес к своим губам:

-    Я тоже хочу только этого. Веришь?

Она кивнула. Верила. Потому, что чувствовала. Потому, что влюбилась.

На следующий день он не появился. Вообще. Как говорится, ни ответа, ни привета. Да и куда он мог прислать привет - даже телефона ее за две недели не взял. Абсолютно безнадежная тишина. Был порыв пойти к менеджеру и разузнать что-нибудь про молодого водителя на зеленом автобусе. Но... Стало стыдно. Все ведь очень понятно. Молодой мальчик потянулся к взрослой тетеньке. Взрослая и одинокая тетка - что может быть лучше. Взрослые тетки не вешаются на шею, не просят пойти на дискотеку. Тетки рады любому общению. А уж хорошему сексу -тем паче! Что им еще надо, одиноким, стареющим бабам?

Грустно и стыдно. И ужасно обидно. Смылся прямо под завязку, что бы без лишних слов. Так тебе и надо, дурочка. Любви захотела, страстей! Вот и получи -мордой об стол. А может, слинял, когда понял, что врачи небогатые люди? Она же ему объяснила.

В день отъезда лил дождь. К мотелю подъехал другой автобус. Угрюмый водитель помог загрузить чемодан. Мелькнула мысль - спросить про того, Павла... Нет уж. Много чести. Сказка кончилась. Всем спасибо, все свободны.

НАЗАВТРА БЫЛА РАБОТА.

Димка заглядывал в глаза, коллеги делали комплименты. В кабинете она подошла к зеркалу, долго смотрела на свое отражение. Молодая, красивая женщина с зеленоватыми глазами и светлыми волосами смотрела на нее. Женщина эта ей нравилась.

Снова закрутила знакомая жизнь - операции, консультации, конференции. Домой возвращалась поздно. Падала на диван и...

Перед глазами плыла Испания. Горы, поросшие яркой зеленью. Сверкающее море. Старухи в черных платках с темными, изрезанными морщинами лицами. Мелодия фламенко, перестук кастаньет. Холодное вино в прозрачном кувшине. Запах апельсина на ладонях. Запах его волос и тела. Запах любви...

Кто тебя украл, мой любимый?

ЗАТОШНИЛО ЕЕ через месяц, прямо в операционной. Она выбежала, склонилась над раковиной в туалете. Когда вышла, под дверью стоял Димка.

-    Так и знал... И где этот, папаша?

-    Там же, - ответила Ольга. - И знаешь, Дим, давай с этим все. Ни одного вопроса! Ты понял?

Димка ошарашенно молчал. Через пару дней он зашел в ее кабинет и пафосно произнес:

-    В общем так. Я все решил. Ухожу от Катьки и женюсь на тебе. Люблю я тебя давно, как известно, короче, будем строить семью. Я тебя в беде не оставлю!

Ольга рассмеялась:

-    Ах ты решил? Будем строить? И, кстати, Дима! Какая беда?

Димка смутился:

-    Ну...

-    Для меня это счастье, - спокойно глядя ему в глаза, произнесла Ольга. - А ты, мой дружище... - она помолчала - в общем, у тебя ведь все хорошо, Дим. И Катька у тебя хорошая, и дочь замечательная.

Димка покивал, вышел, закрыл за собой дверь.

Коллеги пошептались и привыкли. Подумаешь, дело. Сейчас одинокие бабы рожают - раз плюнуть. Рожают для себя - и правильно, молодцы. А на мужиков этих... Надеги-то нет!

Ольга носила легко - в весе прибавляла немного, отеков не было, токсикоз быстро прошел. Хорошая была беременность, жаль только, что... А впрочем, работы столько, что и думать некогда. Месяцы пролетают, оглянуться не успеваешь.

Под новый год твердо решила: все десять дней буду дома. И вот не звоните мне даже с работой. Между прочим, каникулы!

Тридцать первого с утра испекла пирог с корицей, еще мамина традиция. Заварила чай, прилегла на диван, щелкая пультом от телевизора, задремала. Проснулась, когда раздался звонок.

Запахнула халат, накинула платок, открыла дверь...

-    Ты?!

На пороге стоял Павел Уртадо. Все такой же красивый, родной, украденный... Кем? Судьбой?

-    Здравствуй... Можно пройти?

Шагнул в прихожую, снял белую от снега куртку, ладонью пригладил влажные кудри, обернулся:

-    Не ждала?

-    Нет, - мотнула головой, не глядя на него. - Уже нет.

-    Авария, - хрипло сказал он. - Большая авария... Полгода в больнице. И еще две недели твой адрес в турфирме добывал. Давать не хотели, представляешь? А телефон ты мне не оставила...

У нее закружилась голова, поплыли какие-то звезды перед глазами, словно кто-то быстро поднял ее на очень высокую гору и вместе с тем запретил дышать.

-    Ну, посмотри на меня, Оля... Прости, я виноват, я пропал, но я не виноват, правда.

Тут, наконец, слезы брызнули из глаз, защипало в носу и стало можно дышать.

-    Павел, Павел... - уткнулась носом в его плечо.

Потом долго стояли у окна, не зажигая света. Он кивнул на ее живот:

-    Кто там, не знаешь?

Она усмехнулась:

-    Ну как же не знаю... Я все-таки врач. Девочка у нас будет. Дочка.

-    Дочка, - повторил он и улыбнулся. - Может, Майя? В честь мамы! Ты не против?

- Красивое имя. И, кстати, совсем неизбитое!



Похожие записи:

Бойовики намагалися форсувати Сіверський Донець
Бойовики намагалися форсувати Сіверський Донець
В разделе: Луганский
Під Станицею Луганською бойовики спробували форсувати Сіверський Донець за допомогою понтонних секцій 
Елітна нерухомість Романа Абрамовича
Елітна нерухомість Романа Абрамовича
В разделе: Стиль жизни
Переїхавши в Англію, Роман Абрамович придбав для себе розкішне житло. Підприємець купив будинок вартістю $150 млн, який розташований у фешенебельному районі Лондона 
У Криму пасажирський автобус рейсом Джанкой-Керч обстріляли невідомі
У Криму пасажирський автобус рейсом Джанкой-Керч обстріляли невідомі
В разделе: Крым
У Криму пасажирський автобус рейсом Джанкой-Керч обстріляли невідомі. За словами очевидців, ЧП сталося на виїзді з селища Леніно. 
Мегапопулізм Януковича здивував навіть регіоналів
Мегапопулізм Януковича здивував навіть регіоналів
В разделе: Экономика
Відомий телеведучий Роман Чайка на питання видання Новини Україна - чи є відомі соцініціатіви Януковича популізмом, відповів 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 567 просмотров

Видеоролики по теме

Вечерний квартал, выпуск 4, 2005г. - Курортный роман,Призыв на морское побережье,Мисс Галактики

Вечерний квартал, выпуск 4,...

24 апреля 2015
Вечерний квартал, выпуск 4, 2005г. - Курортный роман,Призыв на морское побережье,Мисс Галактики Призыв на морское побережье; Монолог Зеленского - Курортный роман; Своя игра - Мисс Мира, Мисс Вселенная, Мисс Галактики; Жертва курортного романа Евгений; Лолита. Загадки шоу-бизнеса; Черный...
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Новини України