Записать мозг на чип, или чем отличается фантастика от футурологии?

8 декабря 2016 - Украина

Записать мозг на чип, или чем отличается фантастика от футурологии?

Название «Фантастика и футурология» звучало бы лучше. Но так назвал книгу великий Станислав Лем - назвал и облил фантастов и футурологов двумя томами кипящих помоев. Великий человек, ему можно.

 

Пытаясь понять, что такое футурология, чем она может поживиться у фантастики, и кто это такой черный пушистый молча стелется вдоль плинтуса, осторожно шарим в темноте и ... о-о-оййй ... рука, совершив нуль-транспортировку сквозь риманову складку, натыкается на сталкера с сепулькой в кармане и аксиокре-апионным скорчером за поясом. Рука натыкается на фантастику - не случайно же пан Станислав налил их в один флакон.

 

Что объединяет - или, выражаясь языком теории множеств, пересекает - фантастику и футурологию? Литература сообщает, что «могло быть, если» и «что, может быть, будет, если», а футурология - только «что будет, если». Но есть различие и по иному параметру: фантастика - это часть литературы, а футурология претендует на то, чтобы быть наукой. Однако, чтобы стать наукой в естественно-научном понимании, ей надо действительно отказаться от «может», а футурология этого во многих случаях все-таки не может - краснеет, стесняется, понимает неопределенность прогноза. Есть у нее и принципиальная «отмазка»: озвученный прогноз влияет на ситуацию. Если всерьез, то это - отказ от статуса естественной науки (если я посчитаю ток по закону Ома, ток сделается другим), но нам все-таки кажется, что футурология несколько преувеличивает свою значимость для судеб миров.

 

Как устроено «если» в литературе? Существует ли литература без какого-то необычного «если», почти естественнонаучная? Советский роман, что производственный, что шпионский, прекрасно обходился без него. Парторг был мудр и справедлив, шпион -мерзок и продажен. Добрый и внимательный, усталый и проницательный взгляд майора Пронина стал знаком и символом, народ отразил его в анекдотах. Литература с необычным, литература с «если» тяготела к одному из двух полюсов. На одном конце шкалы - маловероятные, но локальные ситуации русских народных и современных женских сказок, коротких и очень любовных романов. Герой же поступал предсказуемо -помогал говорящей лягушке, случайно оказавшейся не чьей попало дочерью, и не обманывал предчувствие героини под немолчный шум накатывающихся на берег ласковых волн пятизвездочного Гонолулу. На другом конце - психологический, авангардистский, постмодернистский, минималистский и вообще который невозможно читать роман: рагу из чудес с псевдопсихологической подливкой из пальмового масла.

 

Маловероятные (в житейском смысле) ситуации тяготеют к трем типам. Первый - сверхмаловероятные совпадения возможных по отдельности событий: он увидел валяющуюся на полу в метро, да не ее! - а газету с ней на олимпийском пьедестале, две урановые полусферы ринулись навстречу друг другу, и школьная любовь вспыхнула в нем с новой силой. Второй тип - соединение двух реальностей, то есть берем нормального человека и отправляем его в прошлое/будушее/сильно иное место - «попаданцы». Бомж просыпается и обнаруживает себя президентом, или президент просыпается бомжом (нам - два билетика в партер). Третий тип нереального - это фантастические объекты и процессы четырех типов, вот они в порядке нарастания фантастичности:

 

-    некоторые усовершенствования имеющейся техники, заметное улучшение параметров,

 

-    сильные усовершенствования, глобальность, всеобщая доступность, дешевизна,

 

-    действие не нарушает законов природы, но непонятно с точки зрения физики,

 

-    нарушения фундаментальных законов - ограничения скорости, законов сохранения.

 

Так называемая «фантастика ближнего прицела» в основном использует первые две позиции, более поздняя и современная две последние. При этом фантастика обычно закладывает в основу произведения небольшое количество фантастических объектов и процессов, а фэнтези - большое.

 

Что из этого может таскать из фантастики футурология? Залезать в мелочи, в зону действия фантастики «ближнего прицела» футурологии неинтересно. А сильные новации, которые поперек Эйнштейна, - типа «скорость десять цэ в секунду» или вовсе мгновенно, футурологам не к столу. Фантастика-то это любит, посетить с секретной миссией десяток миров - это вам не в Дубай прокатиться, но толку-то, если в этом десятке опять немолчный шум дубаевых волн и тело с Магнумом невиданного калибра. Все остальное не автоматического писания, а изобретательности требует - но кушать хочется, и сползает фантастика в океан чудес и коллекцию музыкальных инструментов в кустах. Хотя отдельные технические усовершенствования фантасты зачастую придумывают совершенно замечательные. Чего стоят хотя бы умноколеса Нила Стивенсона!

 

Так что выбор скуден; может быть, что-то социальное? Фантастика с удовольствием рассматривает социальные последствия всяческих эксцессов. Правда, как-то однообразно: в основном - озверение, мародерство и всеобщее мочилово. Главный герой гармонично сочетает предвидение краха цивилизации, подвал, забитый консервами, бетонную ограду, три пулемета и спасенную сиротку. Которая расцветает, и он внезапно понимает, что всю жизнь мечтал. Потом находится еще один умник с подвалом, потом группа, забаррикадировавшаяся на сталелитейном производстве. И цивилизация будет спасена. Это если фантастика западная; в российской картонная вишенка на торте третьей свежести - спасена сами догадайтесь кем.

 

Более сложными социальными последствиями советская фантастика всегда не очень тщательно занималась. Которая «ближнего прицела» - та вообще в основном пробавлялась популяризацией скромных достижений науки и техники; еще и потому, что размышления про социальные последствия в советское время могли иметь неприятные и вполне социальные последствия. Ивану Ефремову - отцу-осно-вателю, патриарху - и то власть кровь портила. А уж как над Стругацкими капээсэсия с цензурой измывались...

 

Можно еще на тему гениальности и памяти пофантазировать. Литература это более чем охотно делает, в каждом втором произведении у героя феноменальная память, в каждом первом IQ за 200 легко зашкаливает. Но биологам и инженерам и тут поживиться нечем, как эти чудеса реализовать - об том ни слова, о читатель мой, ни вздоха. И то сказать, придумай авторы что-нибудь хоть нанопохожее на реальность - нашли бы получше способ распорядиться. Единственный, кто хоть что-то, хоть явно фантастическое, но пытается придумать - так это ж человек с биологическим образованием, Лена Клещенко.

 

На самом деле похоже, что тут определенные резервы у человека есть, если и не по гениальности, то по объему памяти - точно. Но как до них добраться? Возможности мозга закладываются на раннем этапе, но даже если на братьях и сестрах наших меньших, сереньких и беленьких, что-то получится, то не станет европейский ученый делать эксперимент длительностью десять лет - ему надо к концу недели отчет по гранту, тезисы на две конференции не помню где и статью в этот как его журнал. Плюс комиссия по биоэтике политкорректными костьми на рельсы ляжет. А в нецивилизованной стране, где о вечном джихаде вечно бредят, - во будет радости остальному миру от гениального Насраллы-2, изготовленного в лучшей саудовской лаборатории или от сляпанного на коленке в материковом Китае усовершенствованного Басаева. Остается надеяться сегодня - на Tomahawk и ее наследницу X-51А. Правда, Ефремов считал, что умный человек злым быть не может, ибо осознает, что это невыгодно. Он не прав - умный человек знает, что быть добрым выгодно на большом интервале, а на коротком очень может быть, что выгодно быть злым. А чтобы понимать, что дороги назад не будет, надо уж очень хорошо историю знать.

 

У фантастов есть целый раздел - социальная, она же социально-психологическая фантастика. Просто психологическая упоминается раз в сто реже, она еще от социальной не вполне отделилась. Это тот этап, когда органы еше не дифференцировались, пищеварительный тракт от нервной системы не сильно отличался. Наверное, поэтому путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.

 

Но даже у социальных фантастов с моделями будущего не густо. Или распад общества, причем части взаимодействуют как-то несимпатично (привет элоям и морлокам), или вообще кластеризация чуть ли не на отдельных особей, или гибель, или такой тоталитаризм, что даже нам читать страшно. У крайних оптимистов - молодых Стругацких - все хорошо, то есть все как есть, только люди друг друга кушать перестали. У молодого Ефремова все то же плюс налет анархизма в виде элементов прямой демократии. А у современных фантастов в лучшем случае - болото и отдельные островки разума, недобитые ученые, в тиши ночи мечтающие его от него самого спасти. Но в реальности ни наука, ни образование не могут существовать по отдельности и сами по себе. Должны быть обе, и должна быть промышленность, потребитель этой науки, и должно быть соответствующее отношение общества, людей.

 

Фантасты, даже социально-психологические, социальных законов не формулируют. Они опираются на психологию читателя, которая в цивилизованных странах конкретна: опять же мочилово и спасенная сиротка. Впрочем, может быть, авторы просто прониклись фразой столпа школьной программы про счастливые и несчастливые семьи? И полагают, что если патриарх с умным видом это изрек, то именно о чернухе и надо писать? С другой стороны, сомнительно, что российские авторы - а они по законам рынка выражают общественное восприятие - еше способны написать утопию. Впрочем, российская фантастика на 50 % богаче, у нее еще третье блюдо в меню есть: антиамериканизм.

 

Человечество на наших глазах погружается в сетевое общение со всеми его чертами - дешевизной, технической простотой, легкостью, малосодержательностью, игрой, мистификацией, враньем, необязательностью, эгоцентризмом и так далее. Оно легко загрузит все свободное от добычи хлеба с джемом насущным время, людям будущего будет, чем себя занять. О чем поговорить - люди всегда найдут, хотя бы о том, кто что кому зачем почему сказал - оно уже неисчерпаемо. Тем более что сетевое общение заметно отличается от реального, оно легче, проще. Те, с кем общаешься в Сети, часто воспринимаются не совсем как люди... как маски, как просто такие буковки. А это облегчает общение, упрощает исповедь, снимает барьеры. Но чего-то лишает - понимают ли это буковки?

 

Есть у компьютера и более интересная сторона - не информационная, а активная: через «естественные наркотики» - адреналин, эндорфины, серотонин. Те, которые доставляют удовольствие, когда увернулся от хищника, а еще лучше - применил верное копье и кишки наружу. А совсем хорошо - недопитекантропу из соседнего ущелья успешно дубиной по голове. Компьютерные игры: с каждым релизом лучше, зрелищнее, разнообразнее и так далее. «Айнкрад» Рэки Кавахара - это в значительной мере может быть реализовано. И злодей, делающий так, что шлем виртуальной реальности нельзя снять, ни при чем. Человек сам не захочет его снять! Так что соответствующее приспособление, микроволновка и фризер рядом, да это уж компью-терно-кухонно-туалетный комбайн, моя мечта! А завертится машина всерьез, когда для увеличения раскупаемости игрух фирмы реально начнут реальные призы начислять... и никаких убийств в кавахара-стиле не надо. В эту воронку люди полезут сами. Еще и отпихивая друг друга.

 

А зачем реальные призы, если жизнь у компа? - а затем, чтобы более мощное железо, или новейшую игру, или персонажа прокачать и так далее. И будут большую часть времени услаждать люди свой адреналин и все прочее через оптоволокно в каждом доме, а меньшую - эту систему обслуживать. Плюс поставка продовольствия и вывоз сами понимаете чего. Возникнет ли кластеризация, не окажется ли бимодально распределение царя сетевой природы по доле времени реальной жизни? А что, вполне возможно, по каким-то квазирелигиозным мотивам, луддиты 23-го века, борцы и бойцы найдутся... ночью, бесссшшшумно, подрагивая вибриссами, сжимая в когтях бокорезы с нанолезвиями, Интранет хр-р-ясь!.. Но это все маргиналы, а цивилизация в целом вполне стабильно жить и булькать будет.

 

Тут Первочитатель заметил, что если человечество будет состоять в основном из геймеров, оно имеет шанс прекратить свое существование. Так что может быть демография и прозвенит человечеству третий звонок к отправлению в прошедшее время. А может, возникнут субкультуры, которые размножаться охотно будут и даже у геймеров ненужных детишек в аренду с правом приобретения брать. И будет человечество какое-то время благодаря им жить, как евреи выжили благодаря своим ортодоксам, над которыми посмеиваются те, кто элементарной арифметики не знают.

 

Вопрос вбок - а как с оазисами и кластерами быть? Если прелестная у колодца скажет: «Пей, я и верблюдов твоих напою», - то войдет на тысячи лет в историю человечества. Могла ли «Ривка, которая родилась от Бытуэйла, сына Милки, жены Нахора, брата Авраама, и кувшин ее на плече ее», -могла ли этакое предположить? И ты, читатель, не можешь знать, не войдет ли сказанное тобой в сердце человека и в историю человечества, и поэтому, как спел Цхай, «следи за собой, будь осторожен / следи за собой».

 

И как быть с кластерами - возможна ли ситуация, когда какая-то страна, какое-то общество на другой путь встанет? Прокладывать просеки сквозь девственные леса, перекрывать мостами девственные реки, опоясывать железными дорогами девственные прерии. Исторически понятно, откуда и почему Америка, Канада, Австралия пошли, можно понять, чем от прочих отличаются, отчасти понятно, почему отличаются друг от друга. Целесообразность поддержания своей особости их обществами - на уровне государства - осознана. Но насколько склонны их общества к заболачиванию, а если и меньше, чем другие, то насколько устойчива эта ситуация? Америка выживет как Америка, если опять пошлет человека на Луну или если пошлет на Марс.

 

А еще в фантастике любят обсуждать проблему помещения содержимого мозга в компьютер. Обсуждать этот вопрос трудно, сознание трепещет и сопротивляется. Плевать, что я стану в миллион раз умнее и буду знать все языки мира, я хочу тебя, тебя, хочу... просто обнять, просто потрогать, просто... попробуем отщипнуть... от этого вопроса маленький кусочек. Возможен ли полноценный диалог с машинным разумом? Ответ очевиден - да. Возможен и очень-очень интересен. Интересен ли машинному разуму диалог со мной? Надеемся, что да, причем по двум причинам. Если ему вообще интересен мир, а при возникновении бойэволюционным путем он будет ему интересен, то я - источник информации об этом мире и сам - часть этого мира. Вам не кажется, что мы стерли эту... как ее... где-то здесь она, кажется, была... эта граница?

 

Что же касается «погладить», то этот экстаз возникает от импульсов не только в периферической нервной системе, а еще и в мозгу. Кто-то сказал: «главный половой орган - это мозг»; это так, но почему это так? Изначально секс служил для выживания вида, позитивные ощущения были просто эволюционно целесообразны. Но по мере того как самка, вынашивающая детеныша, становилась менее эффективна как охотница, добытчица и боец, и ей все более требовалась защита и забота, она автоматически попадала в зависимость от самцов. У человека это сильно усугубилось - плата за прямохождение, будь оно неладно. А для того, чтобы эта зависимость обрела форму постоянной зашиты и заботы, женщина должна была стать собственностью мужчины - ибо заботятся только о себе, о своем. И секс стал важной частью, а потом и символом принадлежности, обладания. Человека это прекрасно рефлектирует и посредством языка изображает культура: он ее имел, он ее поимел, начальник меня отымел, имел я всех вас.

 

Но стабильная забота и охрана одного персонажа другим в мире компьютерных игр, стабильная принадлежность одного персонажа другому, совместное боевое взаимодействие, а потом совместное оборудование виртуальной пешеры-квартиры-пентхауза-виллы-острова-планеты... Рэки Кавахара, кстати, именно это и изобразил, умница... и совместное создание новых персонажей... породит со временем, через три-пять поколений, ровно такие же переживания, какие были когда-то (скажут тогда) у людей. То есть сегодня и у нас.

 

А вот что касается перезаписи в комп вашего, уважаемый читатель мозга, то это уж чисто фантастика. Не в том смысле, что невозможно, а в смысле, что не знаем как. Заметим, что знать «схему» мозга недостаточно. Потому что в этом устройстве важно не только куда припаян дендрит номер 13 нейрона номер 13 333 333 333, но и как именно припаян и каким именно проводком. Потому что в процессе функционирования мозга изменяется схема (http://elementy.ru/news/430504 или запрос в поисковых системах Googl или Bing - «Эрик Кандел»). Именно это делает человека индивидуальным - даже если исходная схема унифицирована. А внутренний голос подсказывает нам, что и она не унифицирована. Кроме того, это немедленно поднимает количество «элементов», которые характеризуют человека, с количества нейронов - 20 миллиардов - минимум на порядок. Или на два.

 

Изменение «железа» в человеке, открытое биологами, изменение харда под воздействием софта, иногда приводится как пример специфически человеческого. Но существуют программируемые логические интегральные схемы. Они могут программироваться тем, кто их применяет - при малом количестве это экономически выгодно. Могут они программироваться и в процессе работы - обновление прошивок. Долговременная память реализована в живом путем изменения схемы потому, что альтернативные принципы, на которых работает жесткий диск компьютера, CD, DVD, магнитооптика и флешки не могли быть реализованы в живом. По простой причине - нет металлических проводников, нет больших плотностей тока, нет больших магнитных полей. Запись должна производиться при энергиях, намного больших, чем тепловой шум - иначе эта память не будет долговременной, и в маленькой пространственной области - иначе не будет высокой емкости памяти. Но биологические объекты не умеют создавать высокие концентрации энергии, она их разрушает. Решение - медленная запись путем перестройки схемы. Именно поэтому долговременная память у живого намного медленнее, чем кратковременная.

 

И все-таки - превратимся напоследок и на минуту - в фантастов. Что, если удастся реализовать схему мозга в железе? Дать ему тело станет задачей не большего уровня сложности или, если пойти по пути соединения с готовым телом - более простой. Но сначала надо понять, на сколько порядков надо увеличить наши жалкие 20 миллиардов и как это сделать. Поэтому здесь - и именно здесь - расходятся дороги фантастики и футурологии. И мы остаемся в темноте...

 

... гладя черное и пушистое, что стелилось вдоль плинтуса... и думая о том, как выяснить схему работы его и своего мозга.

 



Похожие записи:

Зір кіборга не фантастика, а реальність
Зір кіборга не фантастика, а реальність
В разделе: Наука и технологии
Хто б міг подумати, що мати зір кіборга - не фантастика, а сама як там не є правда? Група фінських інженерів представила новий пристрій - окуляри "доповненої реальності"(AR) 
Биологи воскресили доисторическое растение
Биологи воскресили доисторическое растение
В разделе: Наука и технологии
Это означает, что вечная мерзлота может быть естественным резервуаром — криобанком — доисторической жизни, которую можно воскресить 
KIA Track
KIA Track'ster concept
В разделе: Авто
Пожалуй, самым интересным автомобилем шоу неожиданно стал концептуальный KIA Track'ster. Это чистый демокар, который не пойдет в серийное производство 
PANASONIC TOUGHBOOK CF-19
PANASONIC TOUGHBOOK CF-19
В разделе: Наука и технологии
 Компания Panasonic представила новый ноутбук из серии Toughbook, предназначенной для эксплуатации 8 тяжелых условиях.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1045 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Новини України