Интервью с дизайнером из грузии Демна Гвасалия

18 января 2016 - Украина

Интервью с дизайнером из грузии Демна Гвасалия

ЛЮБИМЫЕ ДИЗАЙНЕРЫ ВСЕХ МЯТЕЖНИКОВ. СТРАННИКИ И ЭМИГРАНТЫ, НЕПРИКАЯННЫЕ ВЕЧНЫЕ ДЕТИ - БРАТЬЯ ГВАСАЛИЯ. ДЕМНА - ЭТО, ПОЖАЛУЙ, ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ САМЫХ МОЛОДЫХ АВТОРОВ, КОТОРЫЙ ПРИНЦИПИАЛЬНО ОДЕТ В ЧЕРНОЕ, ЛЮБИТ ЧЕРНЫЙ ЦВЕТ, И ОН ЕМУ ПРИНОСИТ УДАЧУ. ИНТЕРВЬЮ С ДИЗАЙНЕРАМИ ИЗ ГРУЗИИ БРАТЬЯМИ ГВАСАЛИЯ.

 

Ну что, товарищи, я вас сегодня угощаю, как вы понимаете (общий смех).

 

Демна: Нет, мы - мужчины и за все платим сами (делает заказ на французском).

 

О, как быстро вы переходите на французский!

 

Сначала я плохо разговаривал, учить было непросто. У меня была ассистентка, японка, и она говорила только на японском и на французском, то есть у меня просто не было выбора. Через полгода я стал говорить на французском с азиатским акцентом. До сих пор все замечают, что акцент у меня странный, явно нерусский. В итоге я говорю по-французски с японским акцентом.

 

А вот у меня дочь говорит по-французски, мне кажется, уже лучше, чем по-русски. Сама же я его понимаю скорее интуитивно. Кто-то иногда от меня что-то хочет скрыть, но я же все вижу и все слышу. Я часто снимаю кино, и мне было бы интересно поработать с вами как с художниками по костюмам. А вам это было бы интересно?

 

Демна и Гурам: С вами - очень.

 

Так, у нас тут, за столом, пьющие, непьющие?

 

Ну, конечно, пьющие. Нас же с девяти лет этому учили. Хотя со временем это проходит. Видимо, мы перешли в непьющее состояние. Всегда учили: что за мужчина, который не пьет или не ест мяса!

 

Так, хорошо, мы не пьем. Заказываем кофе?

 

(Под общий смех приносят шампанское.)

 

Вы знаете, я ведь специально вылетела, чтобы все успеть, интервью с вами сделать. Гурам: А вы часто приезжаете?

 

Да, раз в две недели, к ребенку. А сегодня ради вас. Хотела вас пригласить в гости -я тут квартиру купила на бульваре Сен-Дени.

 

Прекрасно! Придем. Мы соседи. Это прямо рядом с нашим офисом.

 

Понимаете, это какое-то волшебство, что вы взяли и победили.

 

Ну да, такой ва-банк. Я решил: или все, или ничего - и ушел с работы. Начали мою марку у меня в спальне с двумя друзьями, и за два года все выросло. Довольно быстро.

 

Гурам, а у вас прямо такая кинематографическая внешность. Какой-то король Англосаксонии или каких-то других сказочных предместий.

 

Гурам с детства любил такие роли. Король. У нас вообще был кинематограф детства.

 

А вот если говорить про ваших любимых кинематографистов, кто же вам нравится из режиссеров?

 

Если из советских, то, конечно, Кира Муратова. Благодаря ее фильмам я познакомился с вашим творчеством. Обожаю -Чеховские мотивы». Она для нас источник вдохновения. И еще Тодд Солондз. Он достаточно тяжелый режиссер, снимает фильмы на социальные темы. Еще Линч, братья Коэны. Очень разные режиссеры могут меня вдохновлять. И я питаюсь кино. Каждый вечер смотрю, ну хотя бы пытаюсь посмотреть, один фильм перед сном. Тарковский. «Зеркало» меня вдохновляет. Но открою вам тайну: иногда люблю смотреть совершенно дурацкие голливудские фильмы -просто для медитации, чтобы ни о чем не думать, Я вот недавно посмотрел Hangover, который не хотел смотреть из-за названия и афиши, но все же посмотрел - и отдохнул.

 

«Мы шли две недели по горам. Мне было 11. В таком возрасте все воспринимается по-другому. Мне даже казалось, что это круто. Мы все вместе идем куда-то. Но мы остались без всего, даже фотоальбома не осталось».

 

А вот смотрите, как меняется жизнь. Вы из Грузии, я из России, во Франции произошли кошмарные события - иногда ощущение, что мы выходим на тропу войны. Будто что-то произойдет. И при этом мы занимаемся искусством - позволяем себе эту роскошь, которой и является искусство. А как вы себя рассматриваете в свете этих событий?

 

Ну, все это совершенно необходимо. Если честно, я не считаю моду искусством, я вижу в ней больше коммерческую сторону, хотя, конечно, есть и эстетика. Я создаю продукт - одежду, то, что нам близко. И в первую очередь делаю вещи на каждый день. Хотя вот недавно сделал платья сверкающие - захотелось праздника. А вообще я очень люблю делать майки. Вещи, которые каждый день люди носят.

 

Вы, наверное, заметили, что на наших шоу практически нет профессиональных моделей: это либо друзья, либо обычные люди, интересные нам персонажи практически с улицы. Мы находим людей и через интернет. И многие приезжают из России специально для участия в показе.

 

Ой, я тоже в кино люблю снимать персонажей.

 

Да, понимаете, такие люди на шоу выглядят в моей одежде уместно. Они на самом деле мечтают ее носить. Мы каждый раз спрашиваем: «Вы бы это носили?» И они говорят «Да».

 

Так, возвращаясь к серьезной теме: что же, вы думаете, сейчас происходит 8 мире?

 

Ну, если говорить о терактах, я вообще в тот вечер должен был быть в соседнем с «Бата-кланом» кафе. Но мне страшнее всего стало на следующее утро. Я в тот вечер так и не смог вернуться домой: транспорта никакого не было, и мне пришлось ночевать в гостинице. А в 11 утра, возвращаясь домой, я увидел опустевший Париж. Это было странно, и тут я задумался: чем же мы занимаемся? Совсем каким-то второстепенным делом.

 

Гурам: А вот у нас в коллекции прошлого года было много вещей из гардероба французских пожарных. И работников гражданской охраны. А ведь все это было до произошедших событий. Мы только сейчас вспомнили об этом. Значит, какие-то предчувствия уже были, носились мысли в голове. Я вообще верю, что есть какой-то облачный сервис, к которому подключаешься и узнаешь, что будет, даже не осознавая этого.

 

Демна: Да, совершенно согласен. Тут произошла трагедия с Шарли, и, естественно, все журналисты стали проводить параллели, задавать вопросы, было ли это как-то связано с нашей коллекцией. Нет, конечно, не было. Да и вообще, думаю, надо прекращать это все. Так же как и разговоры, связанные с арабскими шарфами кейфе. Главное, что эта коллекция была создана гораздо раньше событий. У нас даже свитера были с надписью «Дамаск» на арабском. И мы вынуждены были многое аннулировать, так как в данном контексте это было бы как минимум неуместно. Я знаю, о чем говорю, ведь мы - дети войны. Мы выросли в Абхазии. И иногда это находит отпечаток в творчестве. И хотя я отношусь к произошедшему очень эмоционально, но, когда вспоминаю, что мы пережили, думаю: это несопоставимо.

 

Мы шли две недели по горам. Мне было 11. В таком возрасте все воспринимается по-другому. Нам даже казалось, что это круто, мы все вместе идем куда-то. Но мы остались без всего, даже фотоальбома не осталось.

 

А где ваши родители?

 

Сейчас мама живет под Краснодаром. А папа так и живет в Германии. И вчера мне сказал, что готов переехать в Швейцарию.

 

Вы воплотили все, о чем мечтала ваша мама?

 

Дело в том, что мы никак не можем понять, о чем она мечтала на самом деле. Мы ее недавно спрашивали об этом. Вообще у нас мама такая - поэт. А папа теперь у нас любвеобильный. У него одновременно пять девушек (смеется).

 

Папа пока еще не нашел свою любовь?

 

Да он вроде и не ищет. Ему 60, он молодой мужчина. И привык жить один, он Дева. Ему все, что нарушает его устои, мешает. Даже мои сумки, когда я приезжаю к нему в гости. У него все настолько четко организовано, как в реанимации.

 

Гурам: а ты уверена, что это интервью будет хоть где-то опубликовано?

 

(Взрывы смеха, звенят бокалы.)

 

Какие у вас красивые имена: Гурам! А Демна! Я такого никогда не слышала. А среди грузинских фамилий это какое-то ответвление?

 

Да, это Мегрелия, западная Грузия! Демна - вообще, оказывается, имя не грузинское, оно из Шотландии, ну, вернее, кельтское. Редкое имя, я не понимаю, каким образом оно попало в Грузию. Ой, а по зодиаку я Овен, такой вот прямо Овен. Но с возрастом успокаиваюсь.

 

Ой, какой у вас там возраст, я вас умоляю. Вы такие молодые. Я сейчас на вас смотрю - вот честно, большое будущее вижу. Моя интуиция не подводит. У вас все будет хорошо.

 

Может, мне руку показать?

 

Да, у нас такое интервью большое, что оно может перейти в чтение руки (смеются).

 

У вас третьего числа будет показ?

 

3 марта у нас показ Vetements, а 5-го -Balenciaga. Так что 4-го, я чувствую, у меня будет веселый день.

 

А много работы?

 

Да. Много работы, но никогда я не был настолько спокоен с профессиональной точки зрения. Команды работают организованно, я знаю, что мы конкретно делаем, так что я спокоен.

 

А вы в Бельгии учились?

 

Да, в Антверпене, но до этого учился в Тбилиси на экономиста. И всегда знал, что хочу заниматься одеждой. Выросли мы в Сухуми. Но проблема в том, что поступить в художественную академию в Тбилиси без взяток в то время было совершенно невозможно. Нужно было платить кому-то деньги, а таких возможностей у нас в семье не было. Я понимал, что это нереально. Ну и со стороны моих родителей поддержки такой инициативе тоже не было.

 

«Знать, что я делаю одежду для кого-то, - самый большой комплимент. И это не обязательно должна быть знаменитость, просто правильная в моем понимании женщина».

 

Ну тогда же был такой дикий период, когда еще не пришел Саакашвили, все молодые, какие-то жуткие истории с наркотиками. Какая-то романтика наркотиков!

 

Да, абсолютно! У меня многие друзья сидели на лавочках под чем-то, выносили вещи из дома, продавали их, чтобы купить наркотики.

 

Но в этом был какой-то романтизм - я, кстати, была им заворожена. Все эти воры в законе. И на Западе этого никто не знает, но во всем этом была особая эстетика, все черное.

 

Да, я недавно смотрел документальный фильм про криминальный мир. и там много героев с Кавказа, грузинов. Они вполне определенно одевались. Такие худые юноши в кожаных куртках. Это, конечно, драма, что многие из них умерли так рано. Есть книга с фотографиями их надгробий - целые кладбища. Но они находили себе идею, ради чего жить. Постсоветский эстетизм, не известный на Западе. Даже можно сделать целую коллекцию: мои воспоминания об СССР. Или съемку.

 

А давайте сделаем.

 

Но, может, для вас это слишком радикальная

 

A Numero и должен быть радикальным. Все, что не могут себе позволить другие журналы, может делать Numero.

 

А мы не только про радикальное. Все-таки одежда должна быть комфортной, простой, не перекрикивать человека. У нас есть такие

 

Но все ваши модели имеют лицо. Ваша одежда не убивает человека. Она подчеркивает.

 

Сейчас я вам покажу одну съемку, вот посмотрите. Там очень радикальный тип моделей. Вот это вообще Жанна Агузарова...

 

Было бы круто, если бы мы могли снять что-что с Земфирой. Мы будем просто счастливы!

 

Земфира любит черное. У нее будет тур с англичанами. Закончится в «Олимпийском».

 

А может, мы могли бы сделать ей костюмы? Если она захочет. У нас в офисе из колонок постоянно звучит Земфира. Даже все наши работники-французы ее наизусть знают. Это практически судьба. Я последний раз был на ее концерте в Париже несколько лет назад в La Cigale. Концерт был потрясающий, звук невероятный. Может, когда-нибудь можно будет использовать ее музыку для показа, а?

 

А приходите в гости ко мне в субботу.

 

Гурам: Да, отлично! Супер!

 

Что вы пьете? Ну вот мы опять!..

 

Лотта пьет все! А я кофе-вино раньше. А сейчас перешел на кофе-чай.

 

Ну чуть-чуть красного вина, бургундского. Ну почему, почему, Гурам, вы уезжаете?

 

Гурам: Я уезжаю потому, что деньги надо зарабатывать. Еду в Китай! Мне же 25 человек кормить нужно. Прямо сейчас.

 

Так вот, что касается Земфиры, вас! Ваше творчество со мной очень связано. И песни Земфиры - мы же на них выросли.

 

А ваша одежда - это и есть Земфира. Я неслучайно говорила о серных романтиках. Мы же все питались одним воздухом...

 

А мы до сих пор, когда работаем в последние три дня перед шоу с Лоттой, у нас такая 24-часовая тусовка в студии. Все курят, пьют и слушают Земфиру! Вот как сказал Гурам, и я повторю: наши коллеги уже все ее песни знают наизусть. И вы нам такую новость приносите: что-то новое будет у Земфиры, а я уже всякую надежду потерял. И мы бы хотели одеть Земфиру для ее нового тура. Поговорите с ней.

 

А вы знаете, мне так нравилось все, что вы делали для Maison Margiela.

 

Да, но именно после работы в Louis Vuitton я понял, что мне хочется делать что-то свое. Это было для меня как модная аспирантура.

 

Но именно Margiela вам был близок.

 

Да, с точки зрения эстетики конечно! И там была свобода. Что невозможно сказать о LV, хотя я работал и с Марком (Джейкобсом. - Прим, ред.), и с Николя (Жескьером. - Прим. ред.). Но уже во время работы с Марком я понял, что нужно делать что-то свое. А потом это все подтвердилось с приходом Николя. И вот Николя теперь в Louis Vuitton, а я - в Balenciaga.

 

Демна, а как вам кажется, если мы выключим диктофон... Вот всегда хочется вдохновляться кем-то. А что или кто вам помог? В чем ваш секрет?

 

Надо верить интуиции. Вот разум мне говорил: не надо. У меня была отличная работа, я очень хорошо зарабатывал. Но я понял, что так могу всю жизнь проработать, купить себе красивый дом, ездить отдыхать на Бали, но счастье мое личное, творческое не в этом. Я понял, что, если не буду заниматься тем, чем люблю заниматься, - это будет страшно. И я начал все с нуля. Сыграл ва-банк, без всяких инвесторов. Начал делать то, во что верил.

 

То есть это возможно: прийти и победить?

 

Ну я считаю, что да. Это возможно.

 

А вы трудоголик?

 

Да, но люблю поспать. Я вообще себя люблю. Я трудоголик, но не как музыканты или люди, делающие кино. Просто в какой-то момент, когда работаешь с одеждой, идеи уже после полуночи не перевариваются.

 

А какая тогда ваша мотивация? Для чего вы все делаете? Вот я вам скажу свою мотивацию. Я всегда все делаю для своих любимых людей, чтобы они гордились мною, а когда их нет, вообще нет мотивации.

 

Я думаю, моя изначальная мотивация - доказать себе и родителям, что дизайнер - это профессия. Я им дал диплом свой экономический, у меня была степень бакалавра. Я отдал его папе. Когда только приехал в Германию, мое рациональное «я» говорило, что нужно идти работать в банк. Но другое «я» понимало, что, если я стану банкиром, это будет катастрофа: либо банк обанкротится, либо я буду не в себе. И я последовал интуиции. Когда я вижу женщин, которые одеваются в одежду Vetements, как они ее носят, любят, как рвутся купить наши джинсы за 1300 евро. Я понимаю, что... Для меня важны эти женщины. Знать, что я делаю одежду для кого-то, - самый большой комплимент. И это не должна быть знаменитость, просто правильная в моем понимании женщина.

 

А можно я куплю ваши вещи? Правда-правда. У нас был такой режиссер - Любимов, который говорил: я хочу работать с теми, кто хочет работать со мной.

 

Да, мне нравится такой подход. Если человек отвечает мне взаимностью, я буду с ним лоялен на 200 процентов. Это такой волшебный обмен. Ну и потом у нас эстетика такая: или людям это очень нравится, или они вообще нас не воспринимают.

 

То есть вы обязательно вдохновлены любовью чьей-то. Получается, так?

 

Да. Любовь, мне кажется, - это самое важное в жизни. Любовь к своему делу, любовь к кому-то. Красота, эстетика - это вещи, которые спасут мир. Кажется, что все это второстепенно на фоне событий в мире, но на самом деле в этом есть огромная сила.

 

Честно сказать, это какой-то шаманизм, типа мы такие вот дурачки. В политике нас никто не может воспринимать. Но, может, мы оттягиваем момент, когда произойдет расплата за все. В каком-то смысле мы играем роль блаженных. Город не умрет, пока в нем есть блаженные.

 

Остается надеяться. Я хочу отключить этот телефон. И дальше продолжить. И заказать шампанского. Это начало большой дружбы.

Интервью с дизайнерами из грузии братьми Гвасалия



Похожие записи:

В Грузии есть что посмотреть
В Грузии есть что посмотреть
В разделе: Туризм
Вернувшись из Грузии совсем недавно и еще не остыв от тамошних впечатлений, пожалуй, изложу здесь свое просвещенное мнение, почему в Грузию ехать стоит 
Міс України-2012 стала дочка будівельника і манікюрниці
Міс України-2012 стала дочка будівельника і манікюрниці
В разделе: Стиль жизни
За корону переможниці і звання найкрасивішої дівчини Україні в цьому році боролися 27 конкурсанток. 
Фінська компанія Nokia вирішила продати виробника люксовых стільникових телефонів Vertu
Фінська компанія Nokia вирішила продати виробника люксовых стільникових телефонів Vertu
В разделе: Наука и технологии
Продавцем і покупцем була обумовлена вартість виробника найдорожчих телефонів, яка склала €200 млн. В середньому, ціна одного облаштування Vertu досягає €5 тис. 
MERCEDES-BENZ FASHION WEEK RUSSIA
MERCEDES-BENZ FASHION WEEK RUSSIA
В разделе: Стиль жизни
Дизайнеры из России, Грузии, Армении, Украины. MBFWR собрала целое созвездие талантливых российских дизайнеров: Алену Ахмадуллину, Светлану Тегин, Олега Бирюкова, Елену Супрун, Олега Овсиева, Юлию ...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 905 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Новини України