Таллин: имена усадеб - свидетельство чувств

17 октября 2015 - Украина

Таллин: имена усадеб - свидетельство чувств

Увековечить имя супруги на внутреннем ободке обручального кольца большинству современных таллинцев вполне по плечу. Те, кому этого кажется недостаточно, просят гравера вырезать имя супруги на навесном замке: так как с мостами в Таллине явный дефицит, вешают их на корабельные цепи у подножия памятника погибшему броненосцу «Русалка».

 

Обыватели былого Ревеля могли бы подать современным мужьям хороший пример: на городское имущество они ни в коей мере не покушались, но память о нежных чувствах, которые питали они к своим супругам, сохранить для потомков сумели. Эта память живет в городском пространстве Таллина вот уже без малого двести лет в названиях улиц и парков, торговых центров и остановок общественного транспорта, в легендах, наконец. Во всем том, что на профессиональном жаргоне краеведов и культурологов принято называть «текстом города».

 

Вопреки распространенному и, как часто бывает в подобных случаях, наверняка ошибочному убеждению, территория средневекового города вовсе не ограничивалась кольцом крепостных стен.

 

С внешней стороны фортификационный пояс окружала застройка предместий, за ними простирались городские пастбища, оброчные земли магистрата, принадлежавшие бюргерам загородные сады.

 

Первые упоминания о них относятся к шестнадцатому столетию, первые визуальные изображения семнадцатому, но «золотым веком» загородных садов и возникших при них усадеб стал рубеж восемнадцатого-девятнадцатого.

 

Город, залечивший раны Северной войны, хотя и не сумел вернуть себе былого экономического процветания сказывалась растущая конкуренция портов Риги, Санкт-Петербурга, Пярну, вновь вернулся к спокойной, размеренной жизни.

 

Первыми летними резиденциями поспешили обзавестись в предместьях дворяне Верхнего города. Ближе к концу XVIII века о существовавшей еще со времен шведского владычества практике вспомнили и представители «третьего сословия» купцы.

 

К концу первой трети следующего столетия стремление снять на лето дачу охватило и ремесленников: по свидетельствам очевидцев, даже самые небогатые таллинцы стремились обзавестись «хоть комнатой с садиком или самой скромной хижинкой».

 

Последние, разумеется, сгинули без следа. Но порядка тридцати летних усадеб былого Таллина сохранились до наших дней. Иные исключительно в топонимике, другие вполне материально.

 

Таллин

 

* * *

 

Планировка дворянских и бюргерских «дач» двухвековой давности была по большей части стандартна: с поправкой на масштаб они копировали баронские усадьбы в сельской местности.

 

Композиционным центром ансамбля был, как правило, одноэтажный дом: самые богатые «дачевладельцы» со временем надстраивали его мезонином, а то и полноценным вторым этажом.

 

За домом располагались служебные помещения конюшни, кузницы, жилье для прислуги, обязательно подземный ледник: в отличие от «настоящей» помещичьей не было разве что зерновых амбаров.

 

Если в окрестностях имелись родники, территорию поместья окружал искусственный водоем, усиливающий сходство «дачи» с защищенным крепостным рвом поместьем, некогда перестроенным из замка рыцарских времен. Вода наполняла и многочисленные пруды помимо выполнения чисто декоративных задач, использовались они и в хозяйственных целях: в них, как правило, разводили зеркальных карпов; эстеты экспериментировали с выращиванием устриц.

 

Встречались, разумеется, исключения из правил, обусловленные особенностями рельефа, художественными предпочтениями или финансовыми возможностями хозяев. Но больше всего они соперничали друг с другом не обликами своих дач.

 

Тут тоже существовало несколько «типовых» правил. Иногда летняя усадьба заимствовала имя у окружающей местности. Порой нарекалась иностранным, умышленно причудливым словом. Не склонные к оригинальности горожане просто превращали в название «дачи» собственную фамилию, снабдив ее приставкой, означающей долину, гору или место отдыха.

 

Как минимум семь былых таллинцев решили пойти более романтичным путем: свои загородные владения они нарекли в честь любимых жен.

 

Екатериненталь

 

Традиционно считается, что первым имя «лучшей половины» присвоил своей таллинской летней резиденции Петр I. Название Екатериненталь, нынешний Кадриорг, звучит тому недвусмысленным доказательством но только если позабыть, что в письменных источниках оно начинает фигурировать лет через тридцать после смерти царя-реформатора.

 

По всей вероятности, пальма первенства в данной области принадлежит все же принцу Петеру Августу Фридриху Холыптайн фон Беку или же Петру Фридриховичу Гольштейн-Бекскому, как звали его на русской службе.

 

Потомок датских монархов и шестиюродный дядя Петра III, петербургский генерал-губернатор в неполный год правления своего царственного родственника, он был удален из столицы после дворцового переворота, приведшего к власти Екатерину II.

 

О блистательном Санкт-Петербурге и придворном блеске пришлось, увы, позабыть, но должности эстляндского генерал-губернатора, которую Холыптайн фон Бек занимал в 1743-1753 годах и вновь с 1758 года, императрица его не лишила.

 

Здесь, вдалеке от славы и интриг, он смог посвятить себя тем радостям жизни, которые дарил провинциальный Ревель. В 1760 году Петер Август приобрел основанную за несколько десятилетий до того летнюю усадьбу.

 

По имени супруги нового владельца «дача» генерал-губернатора получила название Наталиенхоф: в дословном переводе с немецкого «двор», но точнее все же «усадьба Наталии».

 

* * *

 

Названия загородных резиденций ревельских обывателей полутора-двухвековой давности стабильностью и постоянством не отличались.

 

Умирал владелец, разорялся или же, напротив, получал повышение по службе, меняя место жительства, и уже успевший стать в речи горожан привычным топоним уступал место новому.

 

Холыптайн фон Бек скончался в 1775 году. Его супруга, урожденная графиня Наталья Николаевна Пшовина, покинула этот мир на восемь лет раньше мужа. Название, присвоенное летней усадьбе в ее честь, не пережило порога девятнадцатого столетия.

 

Во всяком случае, новый владелец усадьбы ратман Дидрих Роде, выкупивший мызу в 1803 году, уже именует ее в официальной переписке Шарлотенталем «долиной», стало быть, уже не Наталии, а Шарлоты: по имени своей супруги, понятное дело.

 

Кстати, топоним этот оказался на редкость «живучим»: само поместье к середине XIX века превратилось фактически в фабрику, но вода обнаруженного в его окрестностях источника была признана минеральной Роде всерьез взялся за торговлю ею. Еще лет сто сорок тому назад ревельские аптекари предлагали своим пациентам отведать «Шарлотентальской воды»: помимо всего прочего, она, как считалось, повышала иммунитет против холеры.

 

* * *

 

Абсолютным в Таллине «чемпионом по переименованию», стало, пожалуй, скромное и ничем иным не примечательное поместье Мариенталь.

 

Судите сами: вначале мыза Мюленхоф. Потом Анненхоф. Затем Мариенталь, то есть «Долина Марии». Но и это еще не все: в середине двадцатых годов прошлого века ее начинают называть Мариенру «Отдых Марии» или «Мариинский покой».

 

Ни знаменитыми владельцами, ни архитектурно-парковыми достоинствами усадьба Мариенталь не отличалась. Постройки ее бесследно сгинули в послевоенное десятилетие, а на закате советской власти превратились в болото и были засыпаны рыбные садки.

 

А улица, которая вела некогда к ним сохранилась. С 1946 года она носит название Марья. Вроде бы просто Ягодная в переводе с эстонского. Но, с другой стороны, звучащая очень уж схоже с «Мариинской» опять-таки, на эстонский манер.

 

Название прижилось: в шестидесятые годы оно распространилось на ближайшую троллейбусную остановку, еще через десятилетие на продовольственный универсам, выстроенный в непосредственной близости от нее, почти на месте былой усадьбы!

 

Несколько лет назад на противоположной стороне улицы вырос офисный комплекс «Marienthal» едва ли не самый яркий пример современной архитектуры в ближайших окрестностях.

 

Вне сомнения, небогатый, судя по всему, ревельский бюргер, подарившей некогда своей «даче» имя супруги, вряд ли мог мечтать о подобной славе!

 

Только специалисты да самые увлеченные любители таллинской старины смогут сходу сказать, где располагались летние поместья Гертруденлуст или Климентиненталь при том, что постройки последнего сохранились в целости и сохранности.

 

Мало кто помнит печальную историю Эрхарда Дегио: приобретение загородной усадьбы бережливый бургомистр откладывал и откладывал. Жена скончалась, так и не дождавшись покупки: название Анненхоф было присвоено «даче» в ее память посмертно.

 

Зато Луиза фон Штайнхаль у горожан на слуху. Хотя из проезжающих ежедневно по улице Луйзе мало кто догадывается, что своим именем она обязана летнему поместью Луизенталь, приобретенному вдовой барона фон Штайнхаля в 1791 году.

 

Примечательно, что покупательница сама решила увековечить в названии «дачи» свое имя. Кто знает, не этот ли беспрецедентный шаг спас улицу от переименования: в двадцатые годы ее предлагали назвать в честь... героини национального эпоса Линды.

 

* * *

 

Единственная, пожалуй, загородная усадьба, и по сей день хорошо известная таллинцам под своим, хотя и видоизмененным, именем Мариенберг, теперешняя Маарьямяги: здесь расположен филиал Исторического музея, в котором хоть раз в жизни горожане бывают.

 

Мариенберг

 

В переводе что с немецкого языка, что с эстонского топоним этот означает «гора Марии». Вопрос только какой именно Марии: это имя одновременно носили и жена, и дочь графа Анатолия Орлова-Давыдова, купившего себе ревельскую «дачу» в 1873 году.

 

Если быть совсем точным, шталмейстер его императорского величества рискнул приобрести промышленные предприятия: комплекс построек бывшей сахарной мануфактуры, впоследствии успевших побыть спиртовой и крахмальной фабрикой.

 

Развивать производство высокопоставленный петербургский царедворец не планировал: его в первую очередь прельщал открывающийся с фабричного двора вид на Ревельскую бухту с рисующимся вдали силуэтом городских башен и шпилей. Не иначе, именно он вдохновил нового владельца не- движимости перестроить производственные корпуса в уютный «замок», решенный в духе неоготической архитектуры со ступенчатым фронтоном и зубчатой «дозорной» башней.

 

усадьба Орлова-Давыдова

 

Возможно, именно облик усадьбы Орлова-Давыдова послужил основой легенды, точнее заблуждения, время от времени встречающегося на страницах газет и путеводителей столетней давности. Дескать, граф «возродил» средневековый топоним: Мариенберг якобы носил это название еще во времена католичества, когда Деву Марию почитали покровительницей всех Ливонских земель.

 

Версия звучит красиво, да только возрождать владельцу усадьбы было нечего: в купчей недвижимость зовется Цукерберг Сахарная горка. До того холм звали Штрейтберг Гора поединка. Последнее содержит намек на вооруженную стычку времен Ливонской войны: в 1558 году отряд Братства Черноголовых столкнулся где-то по дороге в Пирита с разъездом московитов.

 

Мариинская гора

 

Подлинной же «Мариинской горой» в средневековом Ревеле мог бы быть холм Тоомпеа. Хотя название это он и не носил, здесь располагался и собор, посвященный Деве Марии, и Мариинская гильдия.

 

Единственный в Средние века общественный колодец на территории Верхнего города назывался Мариинским под защиту матери Иисуса источник воды был передан для пущей надежности.

 

Впрочем, к именам жен ревельских обывателей, запечатленным в названиях летних усадеб, это отношения уже не имеет.

 

...Жаркий летний вечер никто, правда, не может сейчас уже сказать, какого точно года запомнился ревельским обывателям надолго. В парке загородной усадьбы Левенру, славной своим кегельбаном, кондитерской, заведением минеральных вод, а пуще всего павильоном для бальных танцев, случилось чрезвычайное происшествие.

 

Некий щеголеватый морской офицер осмелился пригласить на танец даму, явившуюся на бал с ремесленным подмастерьем: надо сказать, хозяин радушно позволял посещать свою «дачу» всем, лишь бы только одеты те были прилично. Кавалер ответил военному дерзко, офицер схватился за шпагу, ремесленник взял в руки увесистое кресло... Кто кого ударил первым за давностью лет уже и не упомнишь. Да только вызванный из города медик констатировал две смерти разом.

 

Именно это печальное событие, по мнению публицистов конца XIX века, ознаменовало собой закат некогда популярнейшего у горожан места загородного отдыха. А следом и всей традиции благоустройства летних усадеб.

 

Понято, что это не более чем легенда: то же поместье Левенру было выкуплено у былых владельцев купцом Фридрихом Нольте и превращено в мануфактуру по изготовлению уксуса, селитры, краски и, внезапно... шоколада уже в 1804 году.

 

Скорее всего, интерес к далеким предкам последующих «дач» начал угасать после того, как горожане открыли для себя прелесть морских купаний: большинство летних усадеб располагалось достаточно далеко от побережья.

 

В условиях зарождения капиталистической экономики преобразовать былые места отдыха в приносящие доход предприятия оказалось банально выгоднее «дуэль» офицера с подмастерьем тут вовсе ни при чем.

 

К началу двадцатого столетия практика присвоения загородным усадьбам женских имен в Таллине полностью угасла. В отличие, например, от Пярну, где она дожила чуть ли не до Второй мировой войны.

 

Суждено ли красивой традиции возродиться еще раз? Делать какие-либо прогнозы трудно. Но если таллинские мужья любят своих жен не меньше, чем двести лет тому назад, шанс имеется.

 

КОРОЛЕВСКИЙ ПОДАРОК

 

парк Кадриорг

 

Усадьбы Маарьямяги и Анненхоф расположены по пути или же в самом районе Пирита, Климентиненталь на обрыве над парком Кадриорг; Луизенталь практически в самом центре современного Таллина.

 

Однако абсолютное большинство предшественников нынешних дач располагались к юго-западу от городских стен вдоль нынешних улиц Эндла, Тонди, Мустамяэ теэ: на территории района, называющегося Кристийне.

 

Историческое его имя Кристиненталь: долина Кристины. Среди горожан-эстонцев бытовал топоним «Кристинеский покос», что, собственно, соответствовало истине: еще и в конце позапрошлого века здесь косили сено, заготавливая на зиму фураж.

 

Покос площадью в добрых четыреста с лишним гектаров долгие годы был камнем преткновения в земельных спорах между городской общиной и наместником замка Тоомпеа каждый считал его своим исконным владением и отдавать соседу не хотел.

 

Конфликт, тянувшийся едва ли не через все Средневековье, удалось разрешить лишь в середине семнадцатого столетия: трехлетняя тяжба в надворном суде Стокгольма волей правящей королевы Кристины была благополучно разрешена в пользу таллинцев.

 

Благодарные отцы города навсегда увековечили имя своей покровительницы на карте Таллина. А затем разбили полученную в пользование землю на сорок девять земельных участков, разыгранных между ратманами и гильдейскими старейшинами.

 

Полученные наделы вскоре были обнесены изгородями и превращены в загородные сады. К концу шведского времени пятнадцать из них стали летними усадьбами предшественницами тех, что носили позже имена бюргерских жен.

 

Следует отметить, что сама королева Кристина замужем так никогда и не была, хотя претендентов на руку и сердце дочери монарха-полководца, «Северного льва» Густава II Адольфа, правительницы динамично развивающейся сверхдержавы тех лет, хватало.

 

Кристина отказала всем, открыто заявив, что намерена хранить вечное девство по примеру королевы Елизаветы Английской. А в двадцать восемь лет и вовсе официально отказалась от престола.

 

Покинув родину инкогнито, в мужском платье, она после долгого путешествия добралась до Рима, где еще раз шокировала всю Европу отреклась от протестантизма в пользу католичества.

 

Сложно даже представить себе, какие сплетни и пересуды породили известия об эскападах бывшей королевы-благодетельницы в провинциальном Ревеле середины XVII века...

 



Похожие записи:

Доменные зоны. Какие бывают?
Доменные зоны. Какие бывают?
В разделе: Наука и технологии
Разделяют несколько видов доменных зон. В чем их отличия и какую лучше выбрать.
Facebook готовится к первичному размещению акций на бирже (1Р0).
Facebook готовится к первичному размещению акций на бирже (1Р0).
В разделе: Экономика
Facebook готовится к первичному размещению акций на бирже (1Р0). Из материалов поданной компанией в Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC) заявки стали известны имена крупнейших акционеров F...
Заснул сразу после секса - значит любит!
Заснул сразу после секса - значит любит!
В разделе: Интересное
Выяснилось, что вопреки расхожей точке зрения мужчины после полового контакта засыпают первыми не чаще женщин. При этом женщины чаще засыпают первыми, если секса не было. 
Регистрация изобретений – динамика и специфика оформления
Регистрация изобретений – динамика и специфика оформления
В разделе: Наука и технологии
Прежде, чем приступать к официальному оформлению своего изобретения, необходимо понимать, что процесс это длительный, требует не малых временных затрат – как правило, от полугода, до двух л...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 787 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Авиасалес

 

Бронирование авиабилетов

 

Новини України